Первый президент суверенного Казахстана. Часть 3 (из 3)
0

Все более Нурсултан Назарбаев убеждается в том, что для защиты общества от нападения извне нужна решительность. Она же не менее необходима и для строгого исполнения законов, защиты самого человека и его собственности. А раз так, использование авторитарно-тоталитарных методов правления вполне могут иметь место в Казахстане, явившись своеобразной подготовкой общества к следующему, еще более высокому этапу развития. В этом случае, как ни странно, но авторитарная власть несет позитивное начало и может противостоять тенденциям распада общества.
Нурсултан Назарбаев относится к оппозиции просто, не ос-тавляя без внимания выдвигаемые ими идеи, анализируя их, зачастую беря на вооружение. Он убежден в том, что та как нельзя лучше помогает высветить слабые стороны и ошибки правительства, а это уже кирпичики в закладке нового фунда-мента, на котором будет базироваться в будущем казахстанское общество. Он воспринимает оппозицию в виде партий, движе-ний как должное в создающемся демократическом обществе.
Нурсултан Назарбаев, анализируя состояние казахстанского общества, приходит к выводу, что ему удалось избежать печальной участи многих стран СНГ потому, что он как Президент придерживался двух китов: законности и порядка, без чего не бывает государства. Он всячески отстаивает свое мнение по этому поводу, делая упор на диктатуру закона, а не просто на диктатуру. Он не гнушается тем, что в особо опасных ситуациях выставляет на улицы городов, где наибольшие скопища народа, военных с автоматами, парируя высказывания по этому поводу тем, что предпочитает тревогу людей по поводу появления военных с оружием в общественных местах, чем тревогу по поводу появления человеческих жертв, принимающих иногда массовый характер. Все его усилия направлены на то, чтобы не допустить кровавых событий.
Это тем более злободневно, что геополитические интересы реформируемого Казахстана хорошо просматриваются с учетом диалектики их соотношения. Геополитическое положение Казахстана таково, что он является своеобразным "мостом” между Европой и Азией, поэтому России по прежнему отводится особое место.
Нет у него особого выбора по части сохранения себя в руб-левой зоне или выхода из нее. Не имея своих транспортных систем для поставок нефти и газа, Казахстан осуществляет эк-спорт своей продукции через территорию России и других ев-ропейских государств. Первое, на что нацелены экономические интересы Казахстана-развитие и расширение инфраструктуры транспорта и коммуникаций, которые, конечно, трудно решить в одиночку. Далее постепенно обнаруживалось следующее: промышленность Казахстана пока не может работать без электроэнергии из России, газа из Узбекистана, титанового шлака с Украины. В то же время жизненно необходимы для стран СНГ уголь, черные и цветные металлы, зерно из Казахстана. Иными словами, необходимо, по мнению Нурсултана Назарбаева, прежде всего наладить, восстановить внутренний рынок СНГ, а затем только выходить на дальнее зарубежье.
Между тем 2 января 1992 года Россия вдруг внезапно, не-смотря на заверения, начала либерализацию цен. Она распространила процесс "шоковой терапии” на всю рублевую зону и, казалось, ускорила переход к рыночным отношениям. В действительности же либерализация цен, проводимая Россией, привела к разрушению единого народнохозяйственного техно-логического комплекса. В течение этого года обнаружился мощный спад производства от 15 до 30 процентов во всех государ-ствах бывшего СССР. И это без учета общесоюзного 13% падения производства.
Это был первый сигнал к тому, что экономическое простран-ство СНГ ставится под угрозу распада. Казахстан оказался не готов к этому, как и все страны рублевой зоны.
"Я старался сохранить рублевую зону. Этому было две при-чины. Во-первых, разрыв рублевой зоны означал бы ускорение размежевания со странами СНГ. Еще в 1990 году М.Горбачев отказался подписать президентский указ, приостанавливающий постановление Верховного Совета РСФСР о создании обособ-ленной денежно-финансовой системы. А разрушение денеж- но-финансовой системы означало конец державы. Во-вторых, по правде говоря, мы не были готовы”. 
"Шоковая терапия” была рассчитана на демонтаж прежнего хозяйственного механизма. Но рыночные институты еще не успе-ли появиться, как было подкошено социалистическое хозяйство-вание. В этом и была вся трагедия народа, который сразу почув-ствовал резкое ухудшение своего благосостояния. Что же пред-принимает в эту пору Президент Казахстана? "Поскольку нам необходимо было заранее предусмотреть любой исход, мы начали готовиться к введению национальной валюты. В 1992 году в России были отпущены все цены, и тогда мы начали действовать. ¦Я подписал совершенно секретный указ о начале подготовки казахстанской валюты. От всех участников были получены расписки о неразглашении тайны. Дизайн денег был поручен группе хУДожников во главе с Тимуром Сулейменовым.
Первый курьез - приносят проект купюр с моим портретом. Естественно, этот вариант я забраковал. Решили на лицевой стороне купюр поместить портреты наших великих предков, а на обратной - памятники культуры и природы: за-падные эксперты подсказали, что такие изображения трудно поддаются подделке. Англичане взялись выполнить наш заказ. Я утвердил дизайн, по которому были изготовлены клише, хра-нившиеся в сейфе в Англии. Ключи от этого сейфа и первые образцы денег привезли мне... В Москве начались разговоры о том, что рублевая зона не может сохраниться, что у республик разные уровни развития... Я уже понимал, что это предвещает развал рублевой зоны.” 
Россию тоже можно было понять. Взяв на себя обязательства быть правопреемницей Советского Союза, она должна была определиться и в отношении нынешних суверенных государств. Но зарождение новой социальной реальности в России могло привести и приводило уже к отрыву от нее бывших союзных республик, имеющих свою национальную идею.
Однако непредсказуемость России, неясность перспектив ее развития и навела Нурсултана Назарбаева на мысль о собственной валюте. "В 1992 году на всякий случай было отпечатано 20 процентов обменной валюты... Но мало отпечатать деньги, ну-жен сложный математический расчет - сколько купюр нужно и каких? Надо было определиться, как производить обмен, какой установить курс, как строить отношения при вводе валюты с внешними партнерами. Это был очень сложный финансово- экономический и политический вопрос.
Для отработки всех этих расчетов была создана группа из молодых экономистов. Они теперь работают в Нацбанке, Минфине. Помогали нам и международные финансовые органы своими специалистами (МВФ, Международный банк, Евробанк и другие). Эта группа работала на загородной даче, куда я приезжал каждый вечер. У нас был большой спор по поводу названия денег. Предлагалось назвать их сом, акша. Мне больше нравилось название алтын. Оно понятно всем народам СНГ. Такое слово есть и в тюркских, и в славянских языках. Сейчас я предлагаю по примеру экю на Западе ввести переводную валюту СНГ с таким названием. Остановились на тенге.” 
Конечно, Казахстану Россия всегда нужна в качестве лидера огромного евразийского пространства, расположенного между Западом и Востоком, поэтому Назарбаев и не спешил отходить от нее по собственной инициативе. Иметь самостоятельные бюджеты и собственную эмиссионную политику в единой рублевой зоне было практически невозможно. Не случайно Казахстан вынес на бишкекскую встречу глав государств Со-глашение о единой денежной системе и согласованной денежно-кредитной и валютной политике республик, сохранивших рубль в качестве реального узаконенного платежного средства. Оно было принято с некоторыми поправками. Но когда речь зашла о создании Центробанка - вот тут-то и начались разногласия. Многие главы государств стали опасаться, что в этом случае они могут поступиться собственными приоритетами, да и россияне, почувствовав опасность вновь превратиться в донора для республик, на это не пошли. Нурсултан Назарбаев до самого последнего дня питал надежды на сохранение рублевой зоны.
"В конце 1992 года главой правительства России стал В. Черномырдин. У меня появилась надежда на сохранение рублевой зоны. Когда В.Черномырдин приехал в Казахстан, я у него прямо спросил:
- Виктор Степанович, мы с тобой старые друзья. Ты - глава правительства. Скажи мне честно... Я знаю, что вы собираетесь менять деньги. Может Казахстан рассчитывать при наших отношениях, при нашем искреннем желании быть вместе с Рос-сией остаться в рублевой зоне? Если нет - ты мне открыто ска-жи, чтобы мы смогли подготовиться. Виктор Степанович меня заверил, что в любом случае Казахстан обязательно останется в рублевом пространстве.
Другой разговор состоялся в начале 1993 года на Давосском экономическом форуме. Я сидел рядом с В.Черномырдиным. Вышли на улицу подышать. Разговор начал он сам:
- Нурсултан Абишевич, наверное, мы будем с 1 апреля вво-дить другие деньги. Хочу, чтобы ты знал. Для Казахстана специально печатается необходимый объем денег. В крайнем случае, на них будет специальный казахстанский знак.
- Виктор Степанович, это точно?
- Точно.
Но А.Шохин оказался "выше” В.Черномырдина. 26 июля 1993 года Россия неожиданно вводит новые деньги. В тот же день я дал команду Нацбанку Казахстана максимально ускорить печатание всего объема национальной валюты. Звоню в Москву:
- Виктор Степанович, когда мы получим деньги?
- Скоро получите.
Председатель Национального банка В.Геращенко сказал честно:
- Нурсултан Абишевич, у меня все для вас готово. Я жду команду от руководства.
Хочу особо отметить, что Виктор Геращенко открыто был против выталкивания Казахстана из рублевой зоны. И он до конца помогал нам, даже в ходе ввода нашего тенге.
Но денег все нет... Оказывается, теперь необходимо сблизить законодательства. 20 августа я снова в Москве, и мы под-писываем с Б.Н. Ельциным второе заявление о том, что остаемся в единой рублевой зоне. К этому времени мы изменили свои таможенные законы, финансовое законодательство привели в соответствие с российским, изменили закон о Национальном банке.
В республику начался массовый сброс рублей старого об-разца. Вагонами везли... Во всех аэропортах, железнодорожных вокзалах поставили бригады милиционеров для перехвата этих грузов. До сих пор в Петропавловске есть огромный склад кон-фискованных старых денег. Предлагали россиянам забрать, но они почему-то не хотят.
Я приехал в Москву в сентябре, чтобы поговорить о рубле-вой зоне. Подписали, казалось бы, последние договоренности. Осталось их только ратифицировать. Я срочно возвращаюсь в Алматы и веду полемику с нашим Верховным Советом. Убедил. 12 октября Верховный Совет Казахстана ратифицировал все наши соглашения по рублевой зоне. Премьер-министра С.Терещенко я отправил к В.Черномырдину, который был в Астрахани. Встретились и еще раз договорились. Ждем еще неделю.
И началось непонятное... 26 октября приезжает А.Шохин. Сидим вдвоем. Тихим голосом он говорит:
- А зачем, Нурсултан Абишевич, Вам запрыгивать в пос-ледний вагон уходящего российского поезда (имея в виду руб-левую зону)?
Я вышел из себя:
- Да кто Вы такой? Имеете полномочия от Черномырдина?
- Вы сильный руководитель. У Казахстана большой потен-циал...
- Оценок мне давать не надо. Я лучше знаю, сотрудничать ли нам с Россией или нет. Скажи прямо - мы будем в рублевой зоне?
- Это невозможно...”
Конечно, такой политик, как Нурсултан Назарбаев, не может себе позволить кормиться иллюзиями. И он предпринимает определенные шаги для подстраховки, заранее подумав о национальной валюте. Но когда вопрос вдруг встал ребром, пришлось срочно предпринимать ранее незапланированные шаги.
"Я надеялся на то, что Россия все же не захочет в одночасье разорвать наши экономические связи. Валюта - это кровеносный сосуд всей экономики. Надеялся, что будет учтено в конце концов и то, что немало русских людей живет в Казахстане, которым без единых денег станет труднее общаться с родными и близкими в России. Верил, что мы сможем перейти на разные валюты согласованно. Верил, потому что убежден в том, что дружественная, экономически сильная Россия нужна Казахстану как стратегический партнер. Но и экономически развитый, силь-ный, демократический Казахстан также необходим России.
Я уже не стал ни с кем созваниваться. Мы нашли семь мил-лионов долларов и оплатили расходы по изготовлению остав-шегося объема тенге. Наняли четыре самолета ИЛ-76 и привезли 60 процентов валюты. Это была секретная операция. В документах значилось: оборудование для строящейся резиден-ции главы государства.
У нас к тому времени в областях были подготовлены подземные склады. Четыре самолета за неделю сделали восемнадцать рейсов туда и обратно: Лондон - Уральск и далее по областям Казахстана. 12 ноября я назначил день ввода валюты. Оставалось меньше 20 дней. Мобилизовал всех руководителей КНБ для проведения операции. Самое тяжелое - развезти деньги по всем районам, по всем банкам. Это было сделано за 8 дней. Наверное, в мире не было прецедента столь быстрой и удачной операции по вводу новой валюты.
Я заранее предупредил о вводе тенге руководителей сосед-них государств И.Каримова, А.Акаева, С.Ниязова. 11 октября вечером я выступил по национальному телевидению и объявил о переходе на новую валюту. По взаимной договоренности в этот день и час объявил о вводе сум-купона в Узбекистане и президент И.Каримов”. (1 )
Очевидно, что введение национальной валюты осуществля-лось в экстремальных условиях. На это наложились и некоторые издержки в ценовой, кредитной политике, которые были обусловлены как объективными причинами внутреннего плана, так и невыполнением соглашений и договоренностей в рамках СНГ. Однако Нурсултан Назарбаев решительно отметает все слухи, распространявшиеся по поводу возвращения в рублевую зону, как панацею от неплатежей. Реалистично воспринимая действительность, он отдает себе отчет в том, что это не путь к спасению экономики Казахстана. Ввод национальной валюты он расценивает как чрезвычайно ответственный шаг, означающий качественно новый этап в экономической политике. Любое лавирование в этой области действий может, по его мнению, привести лишь к ослаблению казахстанских позиций, торможению реформ. Он дает поручение Нацбан- ку и правительству ускорить решение проблемы платежей внутри страны. Уже в 1994 году видны результаты реформирования экономики в Казахстане. Признание мировым сообществом верности курса политических и экономических реформ вылилось в поддержку финансовой системы в виде выделения кредитов. Нурсултан Назарбаев не может скрыть удовлетворения от проделанной им огромной работы, личных контактов с главами государств, руководителями мировых финансовых институтов. Основными донорами стали Международный валютный фонд, Международный банк реконструкции и развития, азиатские банки, а также многие государства, среди которых Турция и США держат первые места.
Конечно, Нурсултан Назарбаев не может еще душой ото-рваться от Союза, от России. Но его не может не трогать тот курс, который Россия взяла сразу же после распада Союза. В одном из интервью, отвечая на вопрос, есть ли у России кон-цепция взаимоотношений с мусульманским миром - он ревниво подмечает: "Россия очень занята отношениями с Западной Европой, Америкой. Да, Россия должна работать с Европой, но для Запада она всегда останется Азией. Для Азии же она - часть Европы, словом, с точки зрения геополитики Россия должна со всей серьезностью и определенностью выработать свою позицию к Азии." (6)
Несмотря на то, что Россия вытолкнула из единого экономического пространства все бывшие республики СССР, Нурсултан Назарбаев остается верным своему стремлению придать новый импульс расширению и углублению российско-казахстанского сотрудничества. Президентами обеих стран подпи-сывается ряд Договоров Казахстана с Россией: от 25 мая 1992 года, от 28 марта 1994 года, а 20 января 1995 года появляется Декларация о расширении и углублении казахстанско-россий-ского сотрудничества, которая, как это было представлено в центральной прессе обеих стран, должна была открыть новую эру в отношениях Казахстана и России.
Дело в том, что Нурсултана Назарбаева не раз упрекали за то, что в его стране наблюдаются ярко выраженные миграционные процессы. Но Назарбаев убежден, что миграция неизбежна при таких потрясениях, как развал единого великого государства, каким был Советский Союз. Да, 250 ООО человек эмигрировало из Республики Казахстан. Но задайтесь вопросом, кто же это, в первую очередь? Так говорил он на встрече в Академии социальных наук Российской Федерации, в которой выступал действительным членом, отвечая на вопросы присут-ствующих. И продолжал развивать свою мысль: "А я вам скажу, кто: судите сами, космодром Байконур - сплошная безработица после распада СССР, Среднеазиатский округ, расположенный на территории Казахстана, город Курчатов, состоящий сплошь из российских военных и ученых, Приозерск, где базировались ядерные ракеты - ныне пустой, Чаган - то же самое. А сколько себя не нашли в Казахстане другие при таком мощном спаде производства, какое наблюдается в республике! Но, заметьте, как только заработала черная металлургия, 50000(?) семей тут же вернулись в Казахстан. Значит, дело не в межнациональных отношениях, хотя, не скрою, есть проблемы на бытовом уровне. Но они есть и у вас. Русские уезжают к вам, в Россию. Казахи переезжают в Казахстан. Из России в Израиль переехало на постоянное место жительства 700000 евреев, но никто же вас в этом не обвиняет. Значит, сегодня там человеку лучше, пусть живет.
Конечно, любой отъезд русских, немцев, других националь-ностей для меня большая утрата, как и для всего Казахстана.
Но я думаю, что многие люди просто потеряли на время ориен-тиры, поэтому стремятся найти свою точку опоры у себя на родине. Для тех же, кому Казахстан стал настоящей родиной и они не стремятся покидать ее в тяжелое для нее время, я стрем-люсь сделать все, чтобы они чувствовали себя комфортно. В этом меня никто не может упрекнуть”.
Декларацией о расширении и углублении казахстанско-рос-сийского сотрудничества и прилагаемым к ней Договором о правовом статусе граждан Республики Казахстан, постоянно проживающих на территории Российской Федерации, и граждан Российской Федерации, постоянно проживающих на территории Республики Казахстан, а также соглашением между Республикой Казахстан и Российской Федерацией об упрощенном порядке приобретения гражданства гражданами обеих республик, подписанных президентами Назарбаевым и Ельциным, наконец-то завершился этот столь длительный после распада СССР диалог двух стран.
Взаимоотношения с Россией, конечно, у Казахстана совсем иные, нежели с другими странами. И это понятно, Казахстан осваивал и постигал самого себя прежде всего (так уж истори-чески сложилось) через русскую культуру.
В то же время Казахстан - в культурно-историческом плане очень близок исламскому миру, хотя и не в такой степени, как Узбекистан. Не удивительно, что тесные связи появились между Казахстаном и Турцией во время правления Президента Демиреля. В основе их лежат не только экономические интересы, но и родственный дух двух стран, проявляющийся в истории, культуре, языке, религии. Для Казахстана стало немаловажным то обстоятельство, что Турция сделала его третьим важным партнером в СНГ, после России и Украины. Совокупный объем торгово-экономического сотрудничества, в том числе и инвес-тиции в экономику Казахстана, составляют на сегодня уже почти 2 миллиарда долларов. Один из первых зарубежных кредитов (200 миллионов долларов) получен Казахстаном также из Турции.
После отказа стать ядерной державой Казахстан заметно улучшил свои отношения и с Китаем. Не секрет, что незадолго до развала Советский Союз находился в холодных отношениях с КНР, что не могло не сказаться на отношениях великого соседа и с Казахстаном. " Мы пережили в последние 40 лет советс- ко-китайских отношений и горячую любовь, и полный "развод”. Казахстан, находящийся на стыке двух огромных государств, оказался в самом центре этого противостояния. Серьезно ли готовились обе стороны к будущей войне? Я думаю, да. Были стянуты многочисленные войска по обе стороны границы. На территории Казахстана был создан Среднеазиатский военный округ, имевший личный состав и вооружение, адекватное ки-тайским силам в приграничной зоне... Обе стороны формиро-вали образ врага, а военные доктрины объявляли друг друга наиболее вероятным противником.”
Став суверенным, Казахстан должен был избавиться от дурного наследства в отношении к Китаю. С 1991 года начинается серия визитов глав двух государств, в результате которых отношения между странами настолько улучшились, что стало воз-можным подписание Декларации о дальнейшем развитии и уг-лублении дружественных взаимоотношений между Казахстаном и Китайской Народной Республикой, Протокола обмена грамотами о ратификации соглашения между ними о казахстан-ско-китайской границе. В феврале 1995 года Китай предоставил Казахстану гарантии безопасности. Так Нурсултан Назарбаев выполнил еще одну труднейшую задачу, связанную с бе-зопасностью страны.
26 апреля 1996 года главы пяти государств, среди которых был и Нурсултан Назарбаев, а также лидеры России, Китая, Кыргызстана, Таджикистана подписали уникальный документ - соглашение о мерах доверия вдоль границ.
Одновременно с этими процессами Казахстан после долгих раздумий вступил в Организацию Исламской конференции, куда уже входили государства - от Сенегала, Мали до Саудовской Аравии, Ирана. Для Назарбаева было немаловажным обстоя-тельством то, что она была зарегистрирована в качестве одной из структур ООН и имеет хорошие отношения с США. Привлекало и то, что ОИК имеет возможность получать беспроцентные кредиты через Исламский банк развития.
Разрыв экономических связей, вызванный либерализацией цен, диктуемых, в свою очередь, "шоковой терапией”, привел к тому, что не могло быть и речи о их восстановлении на прежнем уровне. В сущности, этого-то и добивалась Россия, полагая, что в одиночку она справится со своими проблемами. Потому-то много сил у Нурсултана Назарбаева забирали отношения внутри СНГ. Основания тому были. В пятой статье Беловежского соглашения о создании СНГ говорится: "Стороны гарантируют открытость границ, свободу передвижения граждан и передачи информации в рамках Содружества.”
Седьмая статья предусматривает координацию внешнепо-литической деятельности, сотрудничество в формировании и развитии общего экономического пространства, общеевропей-ского и евроазиатского рынков, в области таможенной политики. Все стороны должны были заключить межбанковское со-глашение, направленное на ограничение денежной эмиссии, обеспечение единства экономического пространства, проводить согласованную политику либерализации цен и социальной за-щиты граждан.
Но действительность резко отличалась от задуманного. Пре-зидент Украины Кравчук заявил на юбилее, посвященном городу Чернигову: "Украина отвергает любые попытки повернуть назад колесо истории, возродить старый имперский центр, при-крываясь лживыми лозунгами единого экономического или еще какого-то там пространства, необходимостью большей коорди-нации действий. А почему бы им не создать союз государств без Украины? Так ведь и Советский Союз-то можно было сохранить без Украины, только при условии, что первую скрипку в этом образовании играл бы не Борис Ельцин, а Михаил Горбачев, инициатор создания именно такого Союза, безукраинс- кого. И в новом безукраинском союзе государств лидирующая роль предназначена не Борису Ельцину, а Нурсултану Назарбаеву, хотя бы потому, что это будет попросту объединение России со Средней Азией и роль Казахстана тут нельзя недооценивать”. То, что скрывалось в момент подписания Беловежского соглашения, вдруг выявилось в выступлении Кравчука. Не ин-тересы государств преследовались Беловежским соглашением, а распределение роли лидеров в Союзе. Вспомним, о чем сооб-щил Александр Лукашенко, когда объяснял участие в нем Бо-риса Ельцина: последнему была обещана роль первой скрипки.
Не случайно на прессконференции по итогам Минской встречи, когда беловежские лидеры отвечали на вопросы пуб-лики так, будто оправдывались в содеянном, главной их мыслью было следующее: "Никогда с таким уважением друг к другу и с таким понятием достоинства друг друга не встречались главы государств и главы правительств. Это главный результат СНГ.” Шушкевич, сказав это, в сущности, раскрыл истинное отношение к Союзу: главное было то, как они чувствовали себя при этом, а не то, какой же будет жизнь народа при таком рас-кладе. Кравчук вторит ему, еще раз раскрывая уровень взаимо-отношений лидеров государств, на которых народ в это время смотрел с такой надеждой и трепетом: "Мы постепенно, шаг за шагом... движемся к тому, что начинаем уважать друг друга. Вот сегодня, мне кажется, эта встреча подтвердила, что мы начали уважать друг друга.” Все было как в анекдоте: "Ты меня уважаешь...” (9).
В такой обстановке трудно было говорить об интересах стран. Проблема, состоящая в том, как будут развиваться быв-шие республики, какой дорогой они пойдут, каковой будет сис-тема международных отношений, в которой должны каким-то образом реализовываться их национальные интересы, зависла в воздухе. Нурсултан Назарбаев не мог позволить себе такой роскоши, чтобы в первую очередь думать о собственном пре-стиже политика. Он попрежнему желал в некоторых жизненно важных вопросах тесного экономического и военного сотрудничества с бывшими республиками СССР, но все больше проникался убеждением, что страны расходятся в разные стороны поодиночке, что, с его точки зрения, было недопустимым.
К встрече глав государств в Бишкеке Назарбаев со своей командой готовился как всегда основательно, намереваясь под-писать соглашение о создании Экономического совета СНГ с четкими обязательствами всех участников. Он хотел образовать банковский союз СНГ для тех, кто остается в рублевой зоне, сделать рубль наднациональной валютой; задействовать эко-номический суд, укрепить и сделать действенным оборонитель-ный союз; организовать работу межпарламентской ассамблеи. По итогам встречи Нурсултан Назарбаев высказался в газете "Правда”: "В Бишкеке сработали неплохо, а могли бы и гораздо лучше!” Его не удовлетворило, что такие принципиальные вопросы, как принятие Устава СНГ, а также ряд экономических проблем снова были отложены на неопределенное время.
Как политик он видел разорванные связи республик и самое главное - страшные последствия этого. Выступая в марте
1993 года на внеочередной встрече в Минске, Нурсултан На-зарбаев с горечью констатировал последствия распада СССР.
А они были страшными. "Вы посмотрите, что творится в СНГ. В наших странах идут такие немыслимые процессы, на которые почти никто не может повлиять. Что мы видим сегодня вокруг? Война и смерть. Унижение человеческого достоинства. Разрушенные семьи. Беженцы. Развал экономики. Грядущая безработица, а где-то даже и голод. Рост смертности и сокра-щение рождаемости. Вот скажите мне вы, сидящие в этом зале журналисты, люди искушенные, которые всякого навидались на своем веку, - кто мог такое ожидать? Кто такое мог предпо-ложить? Неужели нам всего этого мало?
...Если мы не можем остановить это в одиночку, может быть, настала пора действовать совместно? Но для этого надо дей-ствовать слаженно, скоординированно, объединить свои ресур-сы... Казахстаном предложен целый ряд принципиальных стра-тегических вопросов для решения. Они касаются ключевых моментов более тесной интеграции в экономической, военной и внешнеполитической сферах.” (9)
Президент Казахстана настоял, чтобы в Минске был подпи-сан Устав СНГ. Правда, его подписали лишь семь государств. Были приняты и предложения Казахстана, на которых настаивал Нурсултан Назарбаев. В их числе — Положение о Консуль-тативной экономической рабочей комиссии, об образовании Межгосударственного банка и формировании платежно-расчет-ного механизма в рублевой зоне, о регулировании межгосудар-ственного рынка ценных бумаг и ряд военных вопросов. Было одобрено его предложение о Межгосударственном суде СНГ. Экспертам было поручено подготовить предложения к следующей встрече глав государств.
Но чем больше говорил Назарбаев об этом, тем чаще прихо-дили серьезные мысли о том, что придется, видимо, самостоя-тельно принимать решения для того, чтобы развязать этот узел противоречий.
Тому способствовало и отношение независимых государств друг к другу, проявляющееся в противоречии слов и дел их пре-зидентов. Нурсултан Назарбаев в силу прямоты и решительности своего характера не терпит такого расхождения, когда разговор ведут о благе народа, а на деле обнаруживаются свои ко-рыстолюбивые интересы, направленные на то, чтобы удержаться в кресле. Все это донельзя разочаровывало его. Но он не опускал руки. Он, единственный среди глав государств, настойчиво поднимал одни и те же темы, пытаясь добиться разумных действий, направленных на укрепление, а не разрушение эко-номических связей республик. Наблюдая движение мира в сторону интеграции, он с горечью констатирует тот факт, что в конце концов и бывшие республики СССР тоже пойдут этим же путем, только он будет более длинным и дорогостоящим. Его страшно удручало то, что он со своими размышлениями такого рода оставался в меньшинстве. Но он не собирался легко сдаваться.
Обращаясь мысленно к прошлому, он много раз анализирует его и приходит к выводу, что прежде речь шла о развале им-перии, а не Союза. Когда прибалты заговорили еще 1987 году об экономической независимости, правительство России и не допускало мысли об этом. Конечно, центру было выгодно дер-жать все нити экономики государства в своих руках. Все, что было заработано в разных республиках, передавалось в центр, а затем только распределялось через Госплан и Госснаб. При этом срабатывали, как правило, элементы субъективизма, на первый план выдвигались личные взаимоотношения, симпатии, антипатии. И хотя планы государства всегда обсуждались на сессиях Верховного Совета, но очевидно было, что все прохо-дило формально. Эти обсуждения можно назвать условными.
Назарбаев был уверен, что если бы еще в 80-е годы началась децентрализация экономики СССР, то все сегодня было бы по-другому. "Но этого не сделали, и конфронтация стала раз-растаться. Потом раскопали пакт Риббентропа - Молотова, со-бытия приняли совсем другой оборот, началось движение к су-веренизации”. Вслед за Прибалтикой начали объявлять о своей независимости другие государства. Пик суверенизации пришел-ся на 1990 год. В декабре на іУсъезде Советов он очень резко выступил против центра. Горбачев высказал обиду. Дальше - хуже: никто никого не стал признавать, появились таможенные барьеры, передвижению товаров был поставлен заслон. Ничего общего с экономикой это не имело - бартер, натуральное хозяйство. Из бесед с руководителями республик было видно, что у каждого свое мнение. Тогда-то и родилась у него мысль о готовности четырех республик - России, Украины, Беларуси и Казахстана создать настоящую федерацию с полной самостоя-тельностью республик. Пятым захотел войти в сообщество Уз-бекистан.
Тогда еще можно было что-то изменить. Решили - это была инициатива Назарбаева и председателя ВС Беларуси Николая Дементея - не делать этого исподтишка, а пойти к Горбачеву и сказать: союз пяти республик может стать костяком нового го-сударства, нормальной федерации, в которую можно привлечь и остальных. Но три попытки окончились неудачей: Горбачев (и с Рыжковым, и без него) полностью отвергал этот вариант. Поход с Ельциным дал тот же результат. Тогда же Горбачев, сторонник централизованной власти, начал форсировать ново- огаревские переговоры. Была создана комиссия, затем она была превращена в рабочие группы. Собирались с участием представителей автономных республик, что очень затрудняло работу: каждая из них требовала своего признания.
Уже тогда стало ясно, что ничего из этого не получится. Три месяца работы 1991 года подвели членов групп к образованию конфедерации. Но договор так и не был подписан. Череда оши-бок, непринципиальная позиция высшего руководства страны очень сильно вредили делу. Никто не предполагал такого, что случилось в августе. А после этих событий, как ни странно, у российской демократии на волне победы появились перехлесты, в речах зазвучали нотки шовинизма. В ответ в республиках вновь возродились центробежные процессы. Украина в ответ объявила о своей независимости. (10)
Джохар Дудаев, печально известный ныне политик, в мае 1992 года дает такую политическую оценку действиям руководства России и Казахстана. "Российское руководство, пытаясь быстрее завладеть монопольно бывшим Союзом, его богатствами и материальными ценностями, буквально авантюри-стически распустило союзное правительство, съезд, парламент, все структуры... Россия... должна была защищать интересы... сохранения Союза.., придать ему юридически-правовой статус, сохранить хотя бы оборонное единство... Бывшие автономии могли войти в Союз и стать полноправными членами”. О поли-тике Президента Казахстана он сказал: "Назарбаев и Казахстан оказались в перекрестии интересов многих государств. Назар-баеву удается на данном этапе хорошо эту роль играть, удов-летворяя все стороны и сохраняя и стабильность, и возможность развития экономики, в силу своих хороших качеств политика, государственного деятеля. Может, это один из самых благоприятных факторов совпадения именно его, как государ-ственного руководителя, и данной ситуации для Казахстана... Назарбаев именно тот лидер, который жизненно необходим Казахстану.” (11)
Как ни странно, но Запад не воспринимает его демократом. В 1994 году англичане писали: "Сильная рука, с помощью ко-торой м-р Назарбаев управляет Казахстаном - страной размером с Западную Европу, расположенной между Россией и Китаем, - смущает многих западных политических обозревателей. В качестве модели ее развития он видит скорее юго-восточную Азию, с ее политическим авторитаризмом и свободным рынком в экономике, чем Западную Европу. Однако западные инвесторы, изнуренные анархией в российской экономической и политической жизни, не возражают”. (12)
После того, как Назарбаев по-своему разрешил внутренние и внешние проблемы, связанные с дальнейшим развитием Ка-захстана, а это в сущности каждодневный кропотливый труд, направленный к одной цели - вывести Казахстан на мировой уровень развития, он, осмысливая прошлое, в 1995 году скажет: "В 1991-1992 гг. на начальном этапе независимости в Ка-захстане, как и в других государствах Содружества, преоблада-ли утопические представления о быстром и необременительном переходе к новому состоянию. Сегодня стало очевидно, что из тоталитарного общества к этому нет прямой и короткой дороги. Оказалась иллюзией и надежда на быстрый переход к рынку. Это стало особенно понятным в 1993 - 1994 гг. К этому времени произошла резкая поляризация социальных групп. Это было время разочарования людей в реформах, глубокого обще-ственно-политического стресса. Но это был и период отрезвле-ния”. (13)
Когда Нурсултан Назарбаев почувствовал затухание интеграционных процессов в рамках СНГ, он предложил проект Евразийского союза. Коллеги почти единодушно отвергли его. Но идея проекта постепенно крепла. Конечно, ни о каком восста-новлении СССР не могло быть и речи. Страны, которые отстают в темпе развития друг от друга, не могут одновременно вступить в единое экономическое пространство. По мере развития ситуации Назарбаев все больше понимал, что СНГ превраща-ется в орган "цивилизованного развода” государств-участни- ков. Все попытки направить процесс в иное, интеграционное направление не давали результатов. Тому было много причин, в том числе и болезненное отношение к самому понятию ин-теграции, когда любая интеграционная инициатива восприни-малась как угроза суверенитету. По мнению Назарбаева, поли-тическая динамика стала принимать характер разрушения не только отживших и экономически бессмысленных форм, но и вполне рациональных, взаимополезных связей.
Да и политические коллизии в некоторых странах СНГ, стремление к быстрой интеграции с Западом, надежда на зарубежную помощь заслоняли необходимость сохранения наработанного десятилетиями совместного потенциала.
Совершенно определенно можно сказать, что только Назар-баев, с присущим ему интернационализмом, мог выдвинуть идею Евразийского союза. На это его сподвигла и политическая прозорливость. Он предвидел процессы интеграции тогда, когда все главы государств были озабочены единоличными ин-тересами, были заняты поисками партнеров в мировом про-странстве, не замечая своих соседей и зачастую пренебрегая ими. И все это происходило несмотря на то, что между страна-ми бывшего СССР оставалось сходство в социально-полити-ческих структурах и ментальности населения, в исторических традициях. Необходимо было только усилие государств, чтобы придать им новый импульс развития. Однако именно его На-зарбаев и не находил. Рассуждая, что кто-то, конечно, должен начать интеграционный процесс, Нурсултан Назарбаев весной
1994 года во время визита в Великобританию, выступая в Королевском институте международных проблем, впервые бросил в качестве "пробного шара” идею Евразийского союза. Основанием, на его взгляд, было то, что после распада СССР на-ступило время, которое отмечается двумя мощными тенденци-ями, взаимопереплетающимися друг с другом: становлением национальной государственности и стремлением к интеграции стран СНГ. В основе их лежит кризис экономики, вылившийся в безработицу, падение жизненного уровня населения, рост со-циальной напряженности. Восстановление же традиционного рынка сбыта и заново сформированные разрушенные связи между многолетними партнерами приведут к его смягчению. Идея евразийства явилась своеобразной рабочей программой добровольной интеграции бывших советских республик. Цен- тробежность устремлений затронула Казахстан в самом малом своем проявлении.
Больше всего Нурсултана Назарбаева волнует идея строи-тельства своего национального государства, но она неотделима в его понимании от высокого уровня жизни, который невозможно достичь в одиночку. Речь при этом не идет о том, чего опасается зачастую Россия: якобы кто-то собирается вытягивать из нее ресурсы. У Казахстана достаточно и своих. Но глубинный смысл интеграции состоит в том, что при этом можно иметь и очень выгодные экономические связи и рынки сбыта продукции, отчего любое государство может только выиграть.
В конце 1996 года, отвечая на вопрос главного редактора "Независимой газеты”, не разочаровался ли он в политике ин-теграции и не потерял ли контакт с российским президентом, не повернулся ли спиной к России, а лицом к Азии, Назарбаев отметил, что важное значение для мирных отношений между народами имеет взаимопонимание. Казахстан выступает за мно- говекторность внешней политики. Вопреки расхожему пред-ставлению, Запад с Востоком сошлись давно и прежде всего в экономике. И на довольно взаимовыгодных, хотя и конкурент-ных условиях. Но вполне естественно и стремление развивать тесные и дружественные отношения с ближайшими соседями
- Киргизией, Узбекистаном, Туркменистаном, со всеми тюрко-язычными государствами. Ведь у нас близкие экономические интересы, единая история, культура. Не случайно состоялась в Ташкенте встреча глав государств с участием Турции. Разговор шел об определении статуса Каспийского моря, о транспорти-ровке казахстанской нефти, развитии коммуникаций. О чем бы ни шла речь - позитивные решения все выгодны и России, и для всего Евразийского региона.
Слова Назарбаева, а еще больше его действия контрастиро-вали с мнениями многих лидеров стран СНГ.
Главное, к чему стремится Нурсултан Назарбаев, убеждая лидеров стран СНГ, - это необходимость создания прежде всего внутреннего рынка. Благодаря такому подходу можно было бы значительно укрепить свои позиции внутри СНГ, а затем только выходить на мировой рынок. Конечно, это можно делать и одновременно, но в любом случае не стоит разрушать то, что даст новый импульс в развитии экономики всех государств бывшего Советского Союза. Несмотря на то, что многие решения , принятые на встречах глав государст СНГ, носили декларативный характер, недостаточно были проработаны и не выполнялись по многим параметрам, Нурсултан Назарбаев настроен вполне оптимистично. Он отлично понимает, что мир развивается волнообразно, и как знать, может, в недалеком будущем исчезнут сепаратистские настроения, и страны, нако-нец, повернутся лицом друг к другу, уже ничего не опасаясь.
Что скрывать, Нурсултан Назарбаев одно время надеялся, что именно Россия станет стержнем содружества независимых стран, однако этого не произошло. Россия не спешила к едине-нию.
В конце марта 1994 г. во время официального визита Прези-дента Казахстана в Российскую Федерацию был наконец под-писан целый пакет совместных документов, касающихся со-трудничества в политической, экономической, военной, гума-нитарной областях. Результаты переговоров были, таким обра-зом, очень успешны, и главы обоих государств отдали дань та-кой высокопрофессиональной работе обеих сторон, высоко оценили результаты переговоров. Нурсултан Назарбаев сказал, что итоги визита отметают все разговоры и слухи об имперских действиях России.
И только в сентябре 1995 года Б.Ельцин специальным указом утвердил стратегический курс России с государствами участниками СНГ. Усилия Нурсултана Назарбаева и всех его сто-ронников были увенчаны успехом: Россия громогласно заявила о приоритетности отношений с бывшими республиками Со-ветского Союза. Отныне главной целью политики России явится создание экономически и политически интегрированного объединения государств, которое сможет благодаря этому за-нять подобающее ему место в мировом сообществе.
Как показало время, СНГ не явилось единственной союзной формой на бывшей территории СССР. Нурсултан Назарбаев был прав, предвидя это.
Масштабность его помыслов не сводилась только к внут-ренним проблемам Казахстана и проблемам
Похожие материалы:
Просмотров: 837

Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Мы в социальных сетях







Сообщества в данный момент находятся в стадии разработки.
Мини-чат

200
Это полезно
             Ежедневные курсы валют в Республике Казахстан          
Вы можете выбрать другой город, если город в информере погоды определен неправильно.