Первый президент суверенного Казахстана. Часть 1 (из 3)
0

На новом историческом витке народы СССР сделали свой выбор - к цивилизованному демократическому обществу, иначе говоря - к демократическому капитализму.
Интересно, что западные исследователи неоднократно под-черкивали тот факт, что из всех стран Центральной Азии Ка-захстан наиболее неохотно объявил о своей независимости, а политические обозреватели высказывались по этому поводу еще более жестко: политическая независимость республикам дос-талась довольно легко благодаря коллапсу самого центра. В традиционном смысле не было никакой борьбы за национальное освобождение. Центральноазиатские государства не пережили вооруженного конфликта, они даже не инициировали процесс создания собственных вооруженных сил в ожидании возможной конфронтации с метрополией. Фактически ни одно из пяти государств не провозгласило намерения создать собственную армию даже как атрибут независимого государства.
Учитывая, как мало конкретных приготовлений было сде-лано в республиках, становится очевидным, что независимость была им "навязана”.
Тот факт, что Казахстан последним объявил о своей незави-симости, говорит о последовательности политики Президента Нурсултана Назарбаева, видящего многие преимущества в союзной структуре государства. До последнего дня он сначала вел речь о федеративном обновлении, а затем уже о конфедерации. Но интуитивно, конечно, чувствовал наступающий разлад в большом социальном организме под названием Советский Союз и всеми силами противился его распаду. По его мнению, Казахстану нужно сильное централизованное государство - как для проведения энергичной внешней политики, учитывающей государственные интересы, так и для создания "внутреннего тыла”. Теперь же, избавившись от статуса окраины СССР, рес-публике предстояло самостоятельно выйти на международный уровень и укрепиться там. Эта архисложная задача особенно тревожила Нурсултана Назарбаева, поскольку выходила за рам-ки всех прежних межгосударственных отношений.
Воссоздавая клиническую картину болезни Советского Со-юза, Нурсултан Назарбаев пытается разобраться в причинах, приведших к смене государственного устройства - от тотали-тарного к демократическому. Ведь от того, как он ответит на вопросы, поставленные перед ним самой жизнью, во многом будет зависеть дальнейшее развитие Казахстана уже в постсо-ветском пространстве.
Прежде всего, вырисовывался главный вопрос: развал СССР - это следствие работы его внешних конкурентов или законо-мерный процесс? Назарбаев не исключает фактор внешнего воздействия на процесс распада СССР. "Не буду далеко ходить за примерами. Рональд Рейган, пустивший в широкий оборот термин "империя зла”, писал в своих воспоминаниях совершен-но определенно: "Для меня было ясно, что если там не про-изойдет каких-то изменений, то коммунизм рухнет под соб-ственной тяжестью, и я думал о том, как мы, как страна, можем использовать эти трещины в советской системе, чтобы ускорить процесс ее крушения”.
Достаточно вспомнить программные статьи З.Бжезинского, Г.Киссинджера, С.Тэлботта и других, чтобы понять: геополи-тическое давление, в том числе информационное, конечно же, имело место. А.Гор, вице-президент США, в своей книге "Земля на чаше весов” писал: "Совсем недавно потенциал свободных наций, приверженных демократии и свободному рынку, на протяжении без малого половины столетия демонстрировал незаурядное упорство, сдерживая распространение коммунизма военными, политическими и экономическими средствами. К удивлению, эта коалиция одержала славную победу в фило-софской войне за идею свободы, длившейся со времен русской революции”. 
Так говорит он публично, а в конфиденциальных беседах идет еще дальше. Нурсултан Назарбаев - дипломат и политик - далек от того, чтобы абстрагироваться от реалий мира. Глав-ное, что он должен был выяснить для себя, - каковы причины эффективности внешнего воздействия, приведшего к краху большого и могущественного государства. Он искал ответы на мучившие его вопросы: что за государство, которое можно так легко разрушить? Так ли уж монолитен был Советский Союз?
Это была нелегкая задача, но в ее решении таился ответ на вопрос о формировании собственной национальной идеи.
Для него было бесспорным, что в Советском Союзе не существовало сильного господствующего класса, социального разделения. Чиновники и функционеры правящей партии, осо-бенно высшего эшелона, имели неограниченную власть и массу привилегий, однако у них не было собственности, они не могли пожизненно распоряжаться тем, что давало им государство. Разумеется, за все, что даровалось государством, надо было платить: повиновением, открытостью личной жизни, принятием определенных норм поведения, ограничением идейных воз-зрений. Советские люди, отдавшие предпочтение тоталитарно-му обществу, хотя и минимальному, но стабильному существо-ванию в условиях опеки государством, могли при желании сво-бодно передвигаться в иерархической системе, обретая тем са-мым доступ к материальным благам. Эта своеобразная круговая порука держала общество на упорядоченно уравнительном распределении, и ни у кого не вызывала вопросов справедли-вость такого государственного устройства.
Но чем выше становилось благосостояние народа, тем меньшей была его тяга к "уравниловке”. Известно, что коммунисти-ческие идеи - это, прежде всего, идеи уравнительства. И советский народ прибег к спасительной для него идее не случайно. Одних приводили к ней войны, других - убогое беспросветное существование. Но, объединившись и воспользовавшись урав-нительным распределением, народ очень многое сделал для того, чтобы поднять уровень своего благосостояния. И тотали-тарное устройство общества способствовало тому: оно дало возможность в предельно сжатые сроки сконцентрировать ре-сурсы на осуществлении крупномасштабных проектов, не тратя времени на убеждение масс, а просто отторгая тех, кто от-вергал тоталитарную идеологию. Их либо физически уничто-жали, либо принудительным способом заставляли трудиться на благо общества. И в этом государство было непоколебимо. В таком положении внешнее воздействие на СССР полностью отторгалось, так как связывалось в народном сознании с образом "врага”.
В конце 70-х начале 80-х годов ситуация начала меняться. И не случайно заговорили о застойном времени. Общество вошло в полосу стагнации, то есть стабильного, сытого существования. "Казалось бы, экономическая конъюнктура предельно благоприятствовала нашему развитию. Миллионы нефтедол-ларов были заработаны в те годы благодаря открытию мощных месторождений нефти, устойчивой и удачной конъюнктуре цен на мировом рынке энергоресурсов. Тот уровень жизни, который был достигнут в конце 70-х, во многом был результатом особенностей мирового энергетического рынка и структуры народного хозяйства, складывающейся на тот момент”.  Но здесь-то и скрывался тот "краеугольный камень”, о который и споткнулось советское общество. В недрах общественного со-знания начинает вызревать потребность в более высоком жиз-ненном уровне, который отсутствовал при распределительных отношениях. Консервация определенного состояния советского общества вызывала постепенное отставание от соседей, которые, развиваясь более динамично, опережали Советский Союз во многих сферах жизни.
При распределительной системе отношений творческие, инициативные люди оказывались зачастую невостребованными. Они оттеснялись на задний план, но именно в них концен-трировалась разрушительная духовная сила. Их уже не устраи-вала обезличивающее централизованное распределение ресур-сов и доходов, так как они готовы были работать с полной от-дачей, намного эффективнее, нежели требовалось. Так осозна-ние собственного бессилия постепенно разрушало и подтачи-вало изнутри тоталитарное устройство общества. Уравниловка стала барьером на пути интеллектуализации и повышения про-изводительности труда.
"В начале перестроечных лет было опубликовано много материалов с непредвзятым анализом экономического положе-ния СССР. Мне запомнились выводы Н.Шмелева и В.Попова, опубликованные в журнале "Знамя” в мае 1988 года. Они писа-ли, что в Советском Союзе строились предприятия, на которых некому было работать, а уже имеющиеся - не использовались на запланированную мощность или выпускали ненужную про-дукцию. Закупались никому не нужные станки. За 25 лет фон-доотдача в СССР снизилась почти вдвое... Парк бездействую-щего сельскохозяйственного оборудования превышал разумные пределы. Средний срок службы комбайнов за 30 лет сократился вдвое... При потребности в 650 тысяч машин мы имели 1 миллион комбайнов. При этом затраты на их ремонт в 5-6 раз превышали первоначальную стоимость... В США на ремонте сельскохозяйственной техники в январе - феврале занято 1,8 - 2,9 миллиона человек, в июле - августе до 4 миллионов. У нас круглый год... содержалось около 30 миллионов специалистов”.  Государство стремилось не к конкуренции на рынке труда, а ко всеобщей занятости населения во имя выполнения очередной социальной программы. Пять колхозников вместо одного американского фермера были благодарны государству за ста-бильное существование, за возможность не думать о завтраш-нем дне. Но они и не стремились трудиться с полной отдачей, так как в денежном выражении это им ничего не давало.
Однако такая политика могла быть выигрышной лишь при наличии огромной территории. Она была: СССР, страны СЭВ. Но было уже и иное: нежелание многих жить по-старому, стрем-ление еще к большему благосостоянию путем повышения эко-номической эффективности труда. Зародившаяся эрозия тота-литаризма во времена Хрущева с его так называемой "отте-пелью” постепенно принимала все большие размеры. Усугуби-лась эта ситуация с приходом к власти людей "комсомольской школы”, когда человек-конформист становился героем дня. Главную причину разрушения тоталитарной системы Назарбаев видел в слабой власти, которую представлял собой ЦК КПСС во главе с М. С. Горбачевым, с его комсомольским прошлым. Комсомольцы поколения 80-х годов были совсем иными. Они росли в тени старших товарищей - коммунистов и тоже мечтали о власти. Они не прошли через голод, разруху и восстановление страны из пепла, и не случайно, что их уже не устраивало полное подчинение партии с ее железной дисциплиной и аскетичностью. Не удивительно, что именно с Горбачева на-чался процесс подрыва демократического централизма, прису-щего коммунистической партии и перенесенного на все устрой-ство советского государства. "Так что разрушение КПСС, - пришел к заключению Назарбаев, - это прежде всего внутренний процесс. Ведь нельзя же серьезно предположить, что И.Полозкову и его соратникам мысли о создании Российской коммунистической партии навевали некие сценаристы из-за рубежа. Развал СССР приобрел необратимый характер именно после объявления первой среди союзных республик Российской Федерацией своего суверенитета. У всех тогда на устах был вопрос: а от кого, от чего суверенна Россия? Она же ядро страны.” ( 1 )
Большая популярность Горбачева не в своей стране, а на Западе объясняется единодушно тем, что сквозь призму инте-ресов западного мира результаты его реформаторской деятель-ности поистине грандиозны - рухнуло могучее противостояние двух великих держав, не стало Варшавского военного со-дружества и всей мировой системы социализма. 
Еще одной существенной причиной произошедшего краха тоталитарной системы для Нурсултана Назарбаева, стремяще-гося постичь тайну распада СССР, является рост национального самосознания. Он даже называет ее "фундаментальной”, так как она возникла, как ни странно, на парадоксе коммунистической идеи интернационализма. Последний ориентирован был на объединение масс по социально-классовому признаку, отчего установка стратегического характера на создание Советской Всемирной Республики и не скрывалась коммунистами. В то же время, напомним, коммунисты признавали право наций на самоопределение. На протяжении 70 лет в Советском Союзе миллионы людей переплавлялись в советских людей, теряющих свои специфические национальные черты.
Речь идет не о том, что одни народы были более, а другие менее развитыми. Просто сегодня приходит понимание: миф об образовании на территории СССР нации под названием "со-ветский народ” так и остался мифом, которым забавлялись только теоретики из пропагандистских и идеологических отделов ЦК КПСС. Назарбаев поясняет свою мысль: "Просто с самого рождения, с первых колыбельных песен человек, где бы он ни жил, начинает ощущать себя казахом, русским, украинцем, узбеком, грузином... И это чувство невозможно выбить, какого бы калибра идеологическими снарядами не атаковать человека Вряд ли кто может поспорить с этим выводом. Да, мы все ощущали себя гражданами одной великой державы, но каждый по-разному. Все прекрасно понимали, что существует деление на старших и младших братьев, разрыв между республиками по уровню социально-экономического развития.” (1 )
Говоря об этом, Назарбаев в то же время отдает должное всему тому позитивному, что привнесла в жизнь казахстанцев советская власть, и в этом проявляется присущее ему чувство собственного достоинства, которое он пытается передать своему народу: "Мы не манкурты и должны помнить, что за годы Советской власти были созданы основы той экономики, той социальной инфраструктуры, которую мы имеем сегодня. Это факт. И его нельзя игнорировать. В противном случае мы ос-корбили бы память наших отцов и дедов, которые верили в со-циалистическую идею и честно работали.”  В отличие от многих политиков он остается честным перед самим собой, перед своим народом, произнеся эти слова, он с горечью кон-статирует, что на сегодня бывший СССР - это территория глу-бокого цивилизационного разлома. "Сегодня явно проявляются подспудно существовавшие и подавлявшиеся прежним режимом этническая, культурная, цивилизационная близость балтийских стран к Северной Европе; историко-культурное взаи- мопритяжение тюркских государств, сложнейшая этнокультур-ная природа кавказских государств наверняка не позволяют рассматривать и их в качестве единого цивилизационного об-разования.” 
Распад СССР был обусловлен вызревающей мыслью о государстве, в ткань которого органично вплетается множество национальных языков и культур. Идеи этноплюрализма разви-вались наряду с демократическими, и появились первые опасе-ния, что все идет к тому, что крупные национальные образова-ния подходят к упадку. Все чаще подвергается пересмотру при-верженность коммунистическим идеалам, общим для всех на-родов, объединенных Советским Союзом. Время шло, но "не-смотря на все заявления, платформы, программы, в один из периодов советской истории не было сделано серьезного ана-лиза межнациональных отношений и путей их разрешения. Когда межнациональные противоречия переросли в конфликты, а конфликты - в кровавые столкновения, высшее руководство страны, не имея теоретической базы и практически не понимая ситуацию, в конце 80-х годов избрало силовой путь решения национальных проблем и окончательно завело страну в тупик. Тогда были введены войска в Баку, произошли трагические события в Вильнюсе, Тбилиси. Напомню, что элементы такого силового подхода проявились в Алматы еще в декабре 1986 года, когда было жестко подавлено демократическое во-леизъявление молодежи против диктата центра. Тогда вся страна понимала лживость заявлений высшего руководства страны о том, что оно не знает обстановки, а силовые решения принимаются без его участия. В этих условиях национальный вопрос стал одним из главных факторов развала СССР.” 
Нурсултан Назарбаев испытывал двойственность чувств в отношении произошедшего краха советской системы. С одной стороны, он до последних дней распада СССР не только питал иллюзии в отношении сохранения Союза, но и предпринимал для этого реальные шаги. С другой - он не мог не чувствовать облегчения по поводу децентрализации власти, так как получал ту долгожданную политическую свободу, о которой мог только мечтать ранее. Назарбаев отлично понимал, что созданное СНГ представляет пока еще аморфную структуру, а не подлинное содружество независимых государств, образовавшихся после распада СССР. И для того, чтобы оно превратилось в настоящее Содружество, бывшим республикам следует еще подумать, насколько они нуждаются друг в друге.
Нурсултан Назарбаев стал первым Президентом суверенного Казахстана тогда, когда ростки новой рыночной экономики еще не проросли настолько, чтобы стать жизненными, а другая часть населения ностальгировала по старым временам с крепкой, сильной рукой власти, дающей ровное стабильное суще-ствование среднему человеку.
Он знал, что его как главу государства ожидают огромные трудности.
Но действительность оказалась куда суровей, чем предпо-лагалось. Независимость несла непредвиденные проблемы. Прежде всего, всем руководителям государств, в том числе и Нурсултану Назарбаеву, пришлось пересматривать свои геопо-литические взгляды. Это был очень трудный процесс, продол-жавшийся на протяжении ряда лет. Характерно, что несмотря на распад СССР и образование самостоятельных государств, ни казахстанское общество, ни российское, ни их руководство пока еще не воспринимали ни друг друга, ни иные входившие ранее в Союз республики как иностранные государства. Содружество Независимых Государств определялось на официальном уровне как "ближнее зарубежье”. Эта иллюзия, имевшая в основе своей и политическую инерцию, вызванную длительной традицией совместной жизни, питала новообразованные государства сразу после распада СССР. Каждое государство по-своему переживало этот великий раздел.
Надо сказать, что представления о казахстанской государственности сложились у Нурсултана Назарбаева уже давно. Правда, многие черты ее были еще туманны. Однако сутью своей она была связана с определенным местом Казахстана в составе Союза, иначе говоря - федерации суверенных государств. Вся предыдущая деятельность Назарбаева была направлена в это русло. Теперь же, после подписания 30 декабря 1991 года в Минске Соглашения между государствами - участниками Со-дружества Независимых Государств - настали иные времена. Геостратегия Казахстана менялась с поразительной быстротой. Вся предшествующая история Казахстана показывает, что го-сударственность всегда выступала наивысшей ценностью, це-ментирующей и развивающей казахское общество. Советский Казахстан еще раз на новом уровне продемонстрировал подчи-ненность личности интересам государства. Теперь же наступили времена, когда государственные интересы должны были уступить место личностным, переходу к концепции федерализма с четким разграничением центральных и местных властей, с предоставлением прав регионам. Без этого невозможно было строить новую государственность.
Проблемой номер один стало сохранение национальной безопасности. Как известно, Казахстан после раздела СССР был одной из ядерных держав. Начавшаяся в обществе переоценка ценностей привела к тому, что и казахи новыми глазами посмот-рели на себя в определении своего места в мире. Для понимания сущности и характера казахстанской государственности понадобились и исторические знания.
Характерно, что историю государственности казахов ученые рассматривают довольно оригинально. Она, на их взгляд, делится на два условных периода: становление государствен-ности во времена Казахского ханства (по первую половину ХУШ века) и в составе Российской империи и Советского Союза (по 1991 год). Иными словами, отечественные ученые не разделяют между собой относительно государственности казахов Российскую империю и Советский Союз.
В этой концепции много спорных моментов и слабых звеньев в общей цепи рассуждений. Заметим, что историки и политики неадекватно воспринимают одни и те же факты. И для Динмухамеда Кунаева, и для Нурсултана Назарбаева казахская государственность в составе Советского Союза - это новый виток общественного развития, новая цивилизационная фаза развития казахского народа. Некогда раздробленный, кочевой народ, чьи гены историки находят в древнейших империях, начиная с караханидского государства, превратился в монолит-ный, объединенный общими интересами. Только после того, как в недрах Советского Казахстана объективно вызрели мате-риальные и духовные предпосылки, народ начал свое восхож-дение к суверенности. И если Кунаев был символом Советского Казахстана, то Назарбаев отчетливо осознает, что именно ему суждено символизировать в глазах казахстанцев новый ис-торический тип государства, а значит и новый общественно-экономический строй. Все достоинства и все пороки нового социально-экономического уклада страны будут связаны отныне с именем Нурсултана Назарбаева. Понимание и осознание всей тяжести такого рода ответственности за свои поступки не дава-ло Президенту Казахстана Назарбаеву расслабляться. Одно дело продолжать политику партии или линию давно сложившегося и не меняющегося по существу государства, и совсем другое, когда берешь на себя ответственность вести людей по неизве-данному еще пути, не будучи застрахованным от ошибок, но в то же время и не имея права на свершение непоправимых негативных поступков, в конечном итоге, направленных против интересов народа. Решимость и прямота, с какими он пошел на это, явились свидетельством не слабости его, а силы, уверен-ности в том, что он сможет дать возможность своему народу жить лучше.
На каких-то этапах своего пути он совершал ошибки, иногда задумывал и пытался реализовать невыполнимое. Но всякий раз казахстанцы предъявляли ему свой счет и это, наверное, справедливо, так как спрашивать по большому счету можно только с сильных политиков. Многие выпады постепенно приводили его к осознанию роли власти в переходный период.
Это была первая задача, которую он должен был для себя ре-шить раз и навсегда. Он остановился на том, что власть должна быть сильной и в какой-то степени авторитарной в переходный период, когда на поверхность поднимается наряду с позитивом и все далеко не самые лучшие явления. Назарбаев, хотя и отдает дань их взаимосвязанности, но понимает, что не решив проблем внутреннего порядка, нельзя приниматься за разрешение внешних.
В первую очередь он сосредоточивает силы на разрешении внутренних противоречий. А они, конечно, не замедлили о себе заявить.
Одно из них резко обозначилось в Казахстане после провоз-глашения его суверенитета. Несмотря на существование совет-ского государства, родоплеменная и жузовая раздробленность не была изжита в республике, как об этом говорилось. Негласно, но главенство одних казахов над другими, связанное с жу- зовой иерархией, существовало в реальности, особенно обозначаясь во время перераспределения власти. Поскольку старший жуз считался элитным, пирамида власти в том же Советском Казахстане строилась так, что на ее вершине оказывались "южане”, то есть старший род. В пору правления Д.А. Кунаева сложилось новое поколение, а жузовые и местнические тен-денции, как ни странно, не только не пропали, но даже стали набирать силу. Нурсултан Назарбаев в свое время об этом не раз говорил, когда вошел в партийную элиту. Он не мог не видеть, что каждому жузу была определена своя ниша в советско- партийной структуре управления Казахстаном, причем право принятия решений на высшем уровне было только у старшего рода.
Как только Казахстан обрел независимость, сразу же вспыхнула борьба за власть между жузами. "Дошло до того, что один род, к примеру, провел республиканский курултай, избрал сво-его "президента”, утвердил даже "устав”, согласно которому все сородичи обязаны помогать друг другу, где бы они ни прожива-ли... Некий писатель взял за правило подписывать свои статьи с указанием родового происхождения. Другие, словно соревнуясь друг с другом, вовсю расхваливают своих ханов и султанов, биев и батыров, баев и волостных, потеряв чувство здравого смысла и всякой меры... И вот уже в уважаемой газете один читатель предлагает Президенту Н.Назарбаеву присвоить титул "хана” ("ЕК”, 19.09.1992 г.). На сессии Верховного Совета народный депутат внес предложение именовать глав областей
- "султанами”, районов - "волостными”, а аулов - "аульными старшинами”. Вместо того, чтобы идти вперед, в XXI век, нас зовут назад, в средневековье.” (3)
Да, нелегкое наследство выпало на долю человека, пропо-ведующего и утверждающего суверенность Казахстана. Назар-баеву с высоты своего сознания было особенно заметно, что его народ живет как бы в двух измерениях: "в условиях постсо- циалистической модернизации, современной НТР и наличия средневековых пережитков, связанных с родоплеменным и жузовым прошлым.” (3) Но утешением было то, что в Казах-стане Нурсултан Назарбаев не был одинок. У него были едино-мышленники, желавшие, как и он, своему народу блестящего будущего, строящегося на духовном развитии, а не на средне-вековой психологии прошлого.
В связи с такой постановкой проблемы по-новому высвечи-вался и кадровый вопрос. Нурсултан Назарбаев отдавал себе отчет в том, кто стоял у власти в Казахстане, но не мог сразу расставить все по своим местам. Явление трайболизма как бо-лезни казахского народа, затронутое в публикациях ученых Казахстана, помогло ему заново посмотреть на эту проблему и сделать соответствующие выводы.
Шел 1993 год, когда он пришел к мысли о необходимости готовить новую генерацию людей - будущих и настоящих по-литических лидеров республики, свободных от родоплеменных и жузовых пережитков прошлого. Следствием этого в опреде-ленной степени были и начавшиеся с того времени частые кадровые перестановки в высших эшелонах власти, а также определение новой столицы Казахстана. В своих многочислен-ных интервью Нурсултан Назарбаев всякий раз проводит мысль о том, что несколько раз в течение 90-х годов практически ме-нялся состав правительства. При этом он осуществлял своеоб-разный отсев руководителей, оставляя тех, с кем он считал воз-можным работать.
Он отлично понимал и то, что руководители появляются не на пустом месте: они проходят рыночную школу, кто-то адап-тируется затем в рынке, кто-то теряется в нем. Единственно, что он совершенно не терпит - слабую исполнительскую дис-циплину, считая ее пороком чиновничества. Он понимает и то, что одной борьбой ничего не поделаешь, нужны какие-то сти-мулы в виде соответствующих законов. В частности, по декла-рированию доходов чиновного мира. Но главную беду он видит не только в неисполнительности, а в том двоевластии, которое сложилось на определенных порах в республике: парламент и президент - эти ветви власти следует еще раз обозначить законодательным путем, разграничив функции всех властных структур. Он убежден, что в основе неисполнительности чиновников лежит слабость законодательной базы, так как мно-гие принятые законы не успевали гнаться за быстро меняющейся жизнью и только тормозили через государственных служащих нарождающиеся рыночные процессы.
Решительность, с какой Нурсултан Назарбаев задумал перенести столицу из Алматы в Акмолу, говорит о характере Пре-зидента больше, чем что-либо другое. Она явилась естествен-ным политическим ходом Президента суверенной республики. Советский Казахстан вполне устраивала Алма-Ата. Близость к Китаю, отдаленность ее от всех городов Казахстана - эти об-стоятельства ничуть не смущали советское правительство. Надо сказать, что Кунаев много сил и средств вложил в ее развитие.
Но изменились времена, и Казахстан, став суверенным, был поставлен перед многими проблемами, ранее не беспокоившими его. Однако решиться на перенос столицы в столь сложное время не каждому политику было по плечу. Но Нурсултан На-зарбаев не был смущен этими обстоятельствами. Он знал одно: в доведенной до критической точки ситуации, в какой оказалась нынешняя столица, оставаться далее нельзя. Наряду с вы-шеназванными обстоятельствами существовало еще несколько, благодаря чему вопрос был решен в пользу Акмолы. Во- первых, Алматы исчерпала все возможности дальнейшего тер-риториального развития. Во-вторых, ей постоянно грозит опас-ность тектонических разломов во время землетрясений. Инже-нерное жизнеобеспечение дальнейшего развития города не выдерживает критики. Далее, строительство новых зданий из- за их сейсмостойкости намного дороже, нежели в городах, ко-торым не грозит землетрясение. Акмола в качестве столицы снимает все вышеуказанные проблемы. К тому же она находится почти в географическом центре республики, что очень выгодно для страны в плане ориентации на ближнее и дальнее зарубежье.
Надо сказать, как только был намечен поэтапный перенос столицы в Акмолу, настроение алмаатинцев резко изменилось по отношению к Президенту. Но Нурсултан Назарбаев, предвидел это, был по-прежнему настроен весьма решительно. Он был уверен в одном: перенос столицы в Акмолу исторически оправдан и с политической, и с экономической точки зрения, и с позиций перспектив развития государственности. Кроме того, он как Президент не допустит, чтобы ее перенос лег тяжким бременем на бюджет республики. Вопреки всем разговорам, противоречивым мнениям, Акмола начала перерастать в столицу. Казахстан, по внутренней убежденности Нурсултана Назарбаева, переживающий новый уровень цивилизационного развития, ориентированного на демократическую страну, может позволить себе иметь и новую столицу, отвечающую интересам казахов и всего казахстанского народа.
Конечно, Президент Казахстана не может быть застрахован-ным и от влияния на него больших групп людей с присущими им интересами и требующими к себе повышенного внимания. Но на то он и Президент, чтобы выслушав всех, сделать по- своему. Понятно, что все в обществе находит прежде всего свое целостное выражение в такой исторической Личности, какую представляет собой глава государства.
С одной стороны, он испытывает давление со стороны пар-ламента, где в основном находились люди, которые благодаря выборной советской системе крепко держались за социалисти-ческое прошлое. Именно они в большинстве своем проповедуют идею консолидации с Россией, которую по привычке считают сильной и могущественной. Усугублялось это и тем, что Россия объявила себя преемницей Советского Союза во всех его ипостасях.
С другой, его убеждают в том, что казахстанскому народу все равно, кто извне придет в республику управлять теми заво-дами и фабриками, что самим невозможно поднять: Россия, Запад или Восток, лишь бы всем жилось хорошо.
Постепенно вырисовывается и "лицо” западников, которые, видя в России слабеющую страну, ищут вновь сильного парт-нера, способного вложить свои капиталы в казахстанскую эко-номику.
И, наконец, о своей позиции заявляют исламисты, предпри-нимающие попытки внедриться в Казахстан со своими ценност-ными ориентирами.
Каждая из групп прилагает все усилия перетянуть Президента на свою сторону. И очень трудно, зачастую невозможно не подвергнуться исходящему от них влиянию и остаться самим собой, не сойти со своего курса, заданного устойчивым, давно сложившимся принципиальным отношением к миру.
Нурсултану Назарбаеву удалось это сделать. Об этом говорят за себя сами факты. Всякий раз Президент тщательно рас-сматривает предложения сторон и ни на одном в течение этого времени не останавливается полностью. Он выбирал все самое лучшее, что свойственно той или иной государственной систе-ме.
Одновременно с решением внутренних проблем республики Нурсултана Назарбаева беспокоит и участь вполне возможной внешней угрозы со стороны других государств. Теперь уже нужно самим предпринимать все, чтобы обезопасить Казахстан от посягательств на него извне.
Безусловно, преодолеть союзное геополитическое мышление было не так-то просто. Но Назарбаев постарался это сделать в первую очередь, в чем проявилась его политическая даль-новидность.
Прежде всего он должен был решить: оставаться Казахстану ядерной державой или нет. Он не мог не понимать, что ракетные установки, полигоны содержать Казахстану тяжело, почти невозможно. Подхватив гуманную, человеколюбивую сущность своих предшественников, начиная с Аблая, Абая, живших в разное время, но выполнявших задачи национальной объединительной идеи, Нурсултан Назарбаев приходит к выводу: в целях национальной безопасности страны надо стро-ить политику, основанную прежде всего на нейтралитете. А тут еще начались политические игры, связанные с нежеланием европейских стран оставлять Казахстан ядерной державой. Начались словесные выпады, намеки на то, что Казахстан заполучит ядерное оружие и передаст его исламскому миру. Нурсултана Назарбаева настораживало то, что наряду с ядерным воп-росом обязательно возникала проблема пересмотра границ. Они были завязаны в узел, который надо было или развязать, или разрубить.
Проявившееся на первых порах дистанциирование бывших республик, в том числе и Казахстана, от России было вызвано тем, что многие лидеры партий и общественных организаций, писатели, ученые не только не удерживались от публичных за-явлений о пересмотре границ, объясняя это тем, что границы РСФСР не совпадают с прежними, но и делали прямые выпады в сторону нынешних независимых государств. Известный русский писатель А.И. Солженицын, политик В.В. Жириновский, каждый по-своему, будоражили население бывшего Советского Союза размышлениями по поводу "обустройства России”. Солженицын писал о Казахстане: "Сегодняшняя огромная его территория нарезана была коммунистами без разума, как попа- дя: если где кочевые стада раз в год проходят - то и Казахстан. Да ведь в те годы считалось: это совсем неважно, где границы проводить, - еще немножко, вот-вот, и все нации сольются в одну. Проницательный Ильич - первый называл вопрос границ "даже десяти степенным” (так - и Карабах отрезали к Азербайджану, какая разница - куда, в тот момент надо было угодить сердечному другу Советов - Турции). Да до 1936 года Казахстан еще считался автономной республикой в РСФСР, потом возвели его в союзную. А составлен-то он - из южной Сибири, южного Приуралья да пустынных центральных просторов, с тех пор преображенных и восстроенных - русскими, зэками да ссыльными народами. И сегодня во всем раздутом Казахстане казахов - заметно меньше половины. Их сплотка, их устойчивая отечественная часть - это большая южная дуга областей, охватывающая с крайнего востока на запад почти до Каспия, действительно населенная преимущественно казахами. И коли в этом охвате они захотят отделиться - то с Богом.” (4)
В октябре 1991 года С.С. Говорухин, отвечая на вопросы телезрителей в связи с показом его фильма "Так жить нельзя”, предлагает вдруг пересмотреть границы, произвольно установ-ленные В.И. Лениным. И это невзирая на признание на хель-синском европейском Совещании 1975 года всех послевоенных границ неизменными.
В свою очередь и казахи начинают поднимать на щит "великую тюркскую идею”. Лидер национально-патриотического движения "Алаш”, штаб-квартира которого в то время находилась в Москве, утверждает: "Вся территория от Хинганских гор на востоке до Карпатских гор на западе, от южной цепи Великих гор до северных широт Урала и Сибири принадлежала тюркским кочевникам”. В результате приходил к выводу: "Ни один народ - кроме тюркского - не может претендовать на эти земли”. Вывод далеко не нов, но он тоже внес сумятицу в со-знание казахстанцев. Этот своеобразный диалог Солженицына и вождя "Алаша” Арона Атабека строился на особом понимании каждым культуры народа. За Солженицыным стояла зем-ледельческая культура славян, что означает следующую пози-цию: претендовать можно только на те земли, на которых осел и живет народ, создавая большие города с прекрасными памят-никами культуры, отличные селения с обширными полями, животноводческими фермами и т.п.
За рассуждениями Арона Атабека стояла культура степняков-скотоводов с ее мобильностью, частой сменой декораций. Но в том и другом случаях нет противопоставления тюрков и славян, которым всегда легко и согласно жилось как на россий-ской земле, так и на казахской.
Нурсултана Назарбаева тревожила тенденция к дроблению огромного государства по этническому признаку, которая была способна на то, чтобы ввергнуть всю систему международных отношений в хаос. Понимая это, он внушал соотечественникам мысль о том, что система рухнула не только в силу политичес-кой и экономической несостоятельности, но и потому, что на-роды поверили в свои силы, ощутили потребность в возрожде-нии национальных культурных и духовных ценностей, своих родных языков. Он старается передать всем свою глубокую веру в то, что нельзя заставить уважать себя, свое национальное до-стоинство, отказывая в этом другим. Его правота была глубокой еще и потому, что в своих рассуждениях он раскрывал существо Казахстана - территории, по которой проходил Великий шелковый путь, а значит и народа, проживающего на ней, который исконно складывался как великий интернационалист. Назарбаев своими действиями заставляет казахстанцев помнить заветы предков. В этом смысле Назарбаев выступает истинным сыном своего народа, не давая ему отклониться от своего изна-чального пути взаимодействия и взаимообогащения культур.
Но все чаще он склоняется к мысли о том, что в переходный период нельзя быть слабой властью. Печальный пример посто-янно стоял перед его глазами - М.С. Горбачев с его нереши-тельностью, раздвоенностью. Эту ошибку Назарбаев не хотел допускать, поэтому была создана соответствующая правовая база, запрещающая действия, которые могли бы привести к переделу границ. Нравилось это кому или нет, но тем самым он расставил точки над і, закрыв на свой лад этот вопрос для ка-захстанцев. В то же время он стимулировал действие соотече-ственников, высказав на Первом форуме народов Казахстана (1992 г.) идею создания прообраза такого механизма как обще-ственного органа консолидации граждан всех национальностей. Результатом явилось появление института широкого правового статуса в области национальной политики - Ассамблеи народов Казахстана. Последняя могла бы на себя взять решение всех подобных щепетильных вопросов. Ее создание в 1995 году было обусловлено стремлением к гармонизации общественных отношений, сохранению межнационального, межконфессиональ- ного и гражданского согласия в республике. На Ассамблею на-родов Казахстана Нурсултан Назарбаев возлагал большие на-дежды в области межнациональной политики, да она и оправ-дывает их, становясь активной политической консолидирующей силой общества.
Нурсултан Назарбаев постоянно ориентирует казахстанцев на укрепление мира и согласия в стране. "Русские и казахи живут вместе много веков, на этой земле и русские, и казахи имеют общую судьбу. В Казахстане это понимают. Простым людям нечего делить. 35 % населения Казахстана - русские, 40% - казахи. Кстати, тюркоязычные и принадлежащие к мусульманской культуре народы составляют большинство. Гражданами являются представители еще около ста наций и народов. Внутри Казахстана нет поводов, чтобы их перессорить. Если и вспыхнет национальная рознь, то она будет внесена извне, и сделать это может только враг и русского, и казахского народов. Идти по пути реформ, улучшать жизнь людей, строить рыночную экономику можно только в условиях стабильной политической обстановки. Если ее не будет, то нужно отбросить все реформы и заниматься только войной.” (6)
Позже лидер народно-патриотического движения в Казах-стане "Азамат” Мурат Ауэзов упрекнет Президента в том, что тот не без ноток победных реляций называет каждый раз умень-шающиеся проценты оставшихся в республике русских. Дума-ется, в Нурсултане Назарбаеве каждый раз при называющемся процентном составе русских проступает лицо политика, главы государства, которому не раз бросали упрек, что в Казахстане казахов меньше, чем русских. А если учесть, на чем строились притязания российских политиков, то можно понять, почему всякий раз в своих выступлениях на тему безопасности страны он приводит процентное соотношение живущих в республике народов.
Нурсултана Назарбаева серьезно беспокоила поднимающа-яся волна мнений, суждений, направленная в адрес пересмотра границ. "Не только экстремисты новой волны, но и государ-ственные мужи договорились до того, что Крым - это российская территория, отданная Украине по недомыслию Н.С. Хрущева. По их словам выходило, что Северный Казахстан также исконная территория России... Я сообщил М. Горбачеву и Б. Ельцину о том, что Казахстан возмущен, и это может вылиться в нежелательные для всех нас последствия. Большая группа политиков Российской Федерации под руководством А. Руцкого прибыла в Казахстан. Российская делегация подписала с нами двустороннее соглашение и сделала заявление о том, что Россия не претендует и не будет никогда претендовать на наши территории. Накал страстей стал спадать”. (6) Осмысливая предыдущий ход событий, Нурсултан Назарбаев приходит к нелегкому для него выводу: "Сегодня, я думаю, на России лежит огромная ответственность и перед историей, и перед всеми народами. Без нее не было бы беловежского документа, без России не распустился бы бывший Союз, и теперь объеди-нительная роль России в движении вперед независимых госу-дарств огромна. Но в такое острое наэлектризованное время, когда происходят вооруженные столкновения в Закавказье, Приднестровье, там и тут беженцы, руководителям России не-обходима особая деликатность и в высказываниях, и в поступ-ках”.
Нурсултан Назарбаев недвусмысленно заявляет о своей по-зиции на этот счет. "Любые пограничные претензии к Казахстану сегодня, (впрочем, как и к любым другим республикам) - это неминуемое кровопролитие. Я хочу, чтобы это прозвучало. Если кто-то думает, что Назарбаев из страха ведет себя по-дружески, что может позволить отобрать у Казахстана часть территорий, он глубоко ошибается. Сегодня каждый готов отстаивать интересы своего независимого государства.” (6) Эти выс-казывания, произнесенные в мае 1992 года, раскрывают одну из самых драматичных страниц деятельности Назарбаева в ка-честве Президента суверенной республики.
Уладив в какой-то степени самый злободневный для него вопрос, Нурсултан Назарбаев не успокаивается на этом. Стра-тегия преображения современного Казахстана обусловлена тем, что новая фаза развития человеческой цивилизации поставила народ перед проблемой пересмотра собственного видения мира с целью определения своего места, своей "ниши” на мировой арене. Разумеется и место Казахстана, и его удельный вес и роль в современном мире принципиально изменились.
Однако первое время психологическим барьером и у руко-водства бывшими республиками, и у самого народа, в прошлом
- советского, был "шлейф” былого авторитета СССР, который не позволял адекватно оценивать сложившуюся ситуацию. Са-моидентификацией еще только предстояло заняться Казахстану и России.
Так возник первоначальный вопрос - "о ядерном наследстве, в том числе и размещенных в Казахстане 104 ракетах СС- 18 стационарного базирования с 1400 ядерными боеголовками. Кроме них на территории Казахстана было размещено 40 стратегических бомбардировщиков ТУ-95 МС с 240 крылатыми ядерными ракетами. Аналогичное положение сложилось в Белоруссии и на Украине. От этих государств зависело - сохра-нится ли контроль за ядерным оружием, не будут ли торпеди-рованы ранее достигнутые договоренности." 
Как политик, Нурсултан Назарбаев не мог не бить тревогу, затрагивая проблему ядерного оружия. Существующей системы контроля за ядерной кнопкой, переданной России, на его взгляд, недостаточно. И Президент Украины, и Нурсултан Назарбаев единодушны во мнении, что необходима система блокировки ядерного запуска президентами трех стран, на территории которых размещено ядерное оружие.
Буквально с января 1991 года начинает активно муссиро-ваться вопрос о закрытии ядерных полигонов, расположенных на территории Казахстана. Возглавил борьбу за "ядерную чистоту” известный казахстанский поэт Олжас Сулейменов. Одна за другой появляются статьи об ужасных последствиях ядерных испытательных взрывов. Наконец, наступает его звездный час - 29 августа 1991 года Президент Казахстана издает Указ о закрытии Семипалатинского испытательного атомного полигона. Правда, семипалатинцы при этом остались без всяких средств к существованию, но об этом тогда никто еще и не ду-мал: главное - убрать ядерные полигоны.
Конечно, движение "Невада - Семипалатинск” возникло не спонтанно. Это широкое народное движение образовалось в результате поддержки Назарбаевым требования запрета на ядерные испытания. Если бы Казахстан не избрал себе путь страны, сохраняющей нейтралитет, - трудно сказать, какова была бы судьба этого движения и было бы оно таким крупномасштабным. Наверняка бы оно было подавлено, если бы не отвечало стратегическим целям государства.
"Мы не собираемся угрожать миру ядерными ракетами” - вот девиз Нурсултана Назарбаева в эту сложную для становле-ния казахстанской государственности пору. Отказ Казахстана быть ядерной державой заключает в себе первый шаг к миро-вому дипломатическому признанию, предусматривающему сре-ди нескольких обязательных принципов, таких, как уважение к демократии, свободному рынку, к сложившимся границам - внутренним и внешним, уважение прав человека и нераспрост-ранение ядерного оружия, признание хельсинского Заключи-тельного акта и Парижской хартии.
В то же время научно-технический комплекс космодрома Байконур был передан по распоряжению Президента Казахстана в аренду россиянам на условиях его совместного использования.
Не секрет, что в СССР Казахстану отводилась роль больших ядерных полигонов. Можно представить, глядя на необъятные просторы республики, что пятую часть ее занимали военные казармы, аэродромы, полигоны. А ведь Казахстан - огромная страна, протянувшаяся от китайской границы до каспийского моря, соединяет Россию с мусульманским миром.
Но обладание Казахстаном ядерным оружием, кстати, в числе единственной азиатской страны, сослужило ему добрую службу. После распада СССР Запад, озабоченный тем, что не-сколько стран вместо одной большой стали ядерными держа-вами, проявил повышенное внимание к Казахстану. Колоссальный интерес со стороны западных стран и Америки проявился столь интенсивно, что прежде никому не известный Казахстан вдруг резко обозначился на международной арене. Если бы на месте Назарбаева был другой политик, возможно, он не сумел бы воспользоваться данным преимуществом по сравнению с Узбекистаном, Кыргызстаном, Туркменией, Таджикистаном, упустив тем самым свой шанс выйти на мировую арену. Но не таков был Нурсултан Назарбаев.
"В это время предлагались разные варианты, в том числе и сохранение данных ракет на нашей территории как гарантии безопасности. Но такой подход мог разрушить всю систему международных договоров по нераспространению ядерного оружия, подтолкнуть так называемые "пороговые” государства к ядерному вооружению. Кратковременный выигрыш оборачи-вался стратегическим проигрышем не только для нас, но и для всего международного сообщества. Не скрою, в это время на нас оказывали серьезное давление в отношении вывода ядерного оружия”.
Нурсултан Назарбаев начал свою президентскую игру на почве обладания ядерным оружием, конечная цель которой была полная, насколько это возможно и принято в цивилизованном мире, гарантия безопасности вверенного ему государства.
В Алма-Ате был подписан документ, согласно которому Украина и Беларусь становятся безъядерными, а Россия и Ка-захстан өставляют ядерное оружие у себя. По договору между Россией, Казахстаном, Украиной и Беларусью образовалось единое командование стратегическим вооружением. Иначе го-воря, статус-кво остался прежним, как это было при СССР.
"Проработка” началась еще во время существования Советского Союза. 16 марта 1991 года госсекретарь Джеймс Бейкер пригласил меня в посольство США в Москве. Далеко за полночь состоялась наша встреча. Дж. Бейкер интересовался общей ситуацией в стране, но сейчас мне кажется, что уже тогда на Западе искали подходы к решению проблемы ядерного оружия. Этот вопрос был напрямую поставлен во время нашей встречи в Алма-Ате 16 сентября 1991 года.
Джеймс Бейкер сказал, что... от позиции Казахстана во мно-гом зависит будущее Советского Союза. Но тогда он связал поддержку Запада с решением вопроса о ядерном оружии и соблюдением нами пяти принципов Хельсинского заключитель-ного акта”.
Запад уже понимал, что Советский Союз может распасться на ряд независимых государств. Дж. Бейкер прямо заявил На-зарбаеву, что если это случится, США будут работать с каж-
дым государством в отдельности. Но для этого нужны гарантии стабильности в этих странах. Он дал понять, что США пред-почтут работать с сильным руководством, реально контроли-рующим ситуацию и осуществляющим конкретный план эко-номической реформы, развития рыночной экономики.
Но как политик он просчитывал и другой вариант - сохра-нение Советского Союза. Дж. Бейкер дает понять, что несмотря на высокую оценку личности Назарбаева, его деятельности на посту президента Казахстана, он хочет все же уточнить, в чьих руках находится экономическая власть в стране и как она распределяется между республиками. "Именно поэтому, говорит Бейкер, мы выступаем за экономический договор, который Вы предлагаете. Если же получится так, что 15 республик решат избрать собственный путь и не подпишут экономический договор, будет очень жаль. Это повлечет за собой политическую дезинтеграцию, приведет к ужасным последствиям”. 
Он дает понять, что для Запада очень важно иметь отноше-' ния с единым государством, которое будет осуществлять пере-ход к рынку. С этой целью Запад предоставит экономическую, техническую и гуманитарную помощь.
В свою очередь Нурсултан Назарбаев рассказал об измене-нии обстановки в стране. Он объяснил, что возврата к прежнему Советскому Союзу уже не будет, дав, в свою очередь, понять, что теперь это уже не государство Сталина, Хрущева, Брежнева и, наконец, Горбачева. Той страны нет. Он показал Казахстан как перспективное государство с богатейшими природными ресурсами и человеческим потенциалом, откровенно говорил о наметившихся серьезных проблемах. Не скрывая, он говорил о том, что республика и народ Казахстана прошли трудную и трагическую историю. В годы сталинизма здесь размещались лагеря, ссылались народы, проводились атомные испытания, размещались различные полигоны, космодром. Он подчеркивает, что государство многонационально и потому, что в Казахстан были депортированы 2 миллиона человек и почти столько же приехало осваивать целину. Это был демографический шок.
Похожие материалы:
Просмотров: 1148

Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Мы в социальных сетях







Сообщества в данный момент находятся в стадии разработки.
Мини-чат

200
Это полезно
             Ежедневные курсы валют в Республике Казахстан          
Вы можете выбрать другой город, если город в информере погоды определен неправильно.