Нурсултан Назарбаев в 1991 году. Распад СССР. Часть 1 (из 2)
0

В начале апреля 1991 года были опубликованы результаты проведенного в СССР Всесоюзного референдума. В политбюро ЦК КПСС было отмечено, что референдум готовился и проводился в условиях противоборства между сторонниками Союза и теми, кто выступает за его разрушение. И тем не менее 76% принявших участие в нем высказались за обновление Союза, федерацию суверенных республик, за социалистический выбор, равноправие народов, гарантию прав и свобод человека любой национальности на всей территории страны. 
Уже по тому, каким по своему характеру был представлен набор ценностных ориентиров народа, можно судить о его смятении в этот период жизни.
Итоги референдума создали соответствующие условия для завершения работы над Союзным договором. Все шло к тому, что он будет вот-вот заключен. Вместе с тем, настроения депутатов Верховного Совета склонялись к тому, что надо спасать страну. Разбредаясь по своим округам, они возвращались в Москву с тяжелыми впечатлениями о положении в стране, которое ухудшалось с каждым днем все больше и больше. Эмоции переплетались с анализом сложившейся ситуации. Размышления о тревожном положении страны, о параличе власти и развале экономики перемежались рассуждениями о структуре нынешней власти, о необходимости ее изменения, о месте Верховного Совета в новых складывающихся структурах, о его роли, о способности быть самостоятельным настолько, чтобы принимать ответственные решения. Разумеется, все это не проходило бесследно для огромной страны. Наряду с этим, открывшиеся шлюзы в сторону западных стран породили процесс "прикармливания” советской элиты разными способами со стороны западно-европейских государств.
Распространявшаяся с помощью коммуникативных средств массовая культура, идущая с Запада, внедряла в сознание советских людей определенные психологические установки, вырабатывая модель буржуазного образа жизни. Особенно подверженными оказались те поколения людей, которые не испытали тягот жизни. Можно представить, каким кипящим котлом мнений, суждений о мире, неутоленных желаний оказался Советский Союз в эту пору. Под воздействием многих факторов происходила мощная переоценка прежних ценностей. Младшее поколение, более подверженное этой идеологической и психологической обработке, оказалось в конфронтации со старшим, более консервативным в своем мироощущении в силу большого жизненного опыта.
В одном из интервью Нурсултан Назарбаев констатирует: ’’Теперь очевидно, что тот кризис, в котором мы оказались, - результат совершенно неоправданных и непредсказуемых ошибок, допущенных правительством, особенно в прошлом году. Но ведь и в других странах настоящие реформы начинались после того, как экономика входила в штопор кризиса и возникала необходимость из него выбираться. Так было в Турции, Южной Корее, в ФРГ после войны, в Японии, Сингапуре. Хотя, конечно, у нас все гораздо сложнее. Больше семидесяти лет в условиях мобилизационной экономики - это срок. Говорят, что во всех бедах виновата перестройка.
Да ничего подобного, мы шли к этому. В восьмидесятом году было ясно: все, что лежало на поверхности, мы забрали, вычерпали, продавали недра, нефть, покупали хлеб и одежду - действовали в экономике, как несмышленыши. Политические процессы, начавшиеся в 1985-м, ускорили это вхождение в кризис. Мы оказались в тупике. Я убежден, в нашей стране есть светлые головы, есть экономисты и политики, которые могут предложить выход из кризиса. Но, к сожалению, у центральной власти нет спроса на этих людей. Просто поражаюсь этому. Я сам вхожу в так называемый высший эшелон. И наедине с первыми руководителями, и на совещаниях приходится замечать недоверие к новым идеям. Да, чтобы из кризиса выходить, нужен порядок. Не «твердая рука» - обыкновенный порядок. В наведении порядка только два пути: или правительство народного доверия, или жесткая дисциплина сверху, особенно в экономике. Никто иначе антикризисную программу не осуществлял. Страна, увы, не имеет сейчас ни того, ни другого.”  Порядок, дисциплина - вот что, по его мнению, нужно в первую очередь.
Заметим, что противостояние в эту пору Михаила Горбачева и Бориса Ельцина начинает серьезно беспокоить Нурсултана Назарбаева. В глубине души он воспринимает противоборство центру со стороны России как невозможность дальнейшего существования СССР в прежнем качестве. Именно поэтому его характеристика противостояния двух политиков пронизана горечью осознания будущего распада великой державы: "Вызывает горечь конфликт между Горбачевым и Ельциным. В отдельности они обладают потенциалами, которые могли бы хорошо дополнять друг друга, это так нужно стране! Скажу от-кровенно, что в последнее время я пытался активнейшим образом вмешиваться, чтобы сблизить их позиции. Вы знаете, что и с Ельциным у меня есть взаимопонимание, и с Горбачевым. Были долгие разговоры, беседы, в какие-то моменты мне казалось: вот-вот будет достигнут компромисс. И просто непонят-но, как после таких встреч, когда вроде договорились, согласовали позиции, выходят - и каждый начинает гнуть свою линию, забывая о данном слове.
Сказать, что Горбачевым и Ельциным руководят только амбиции, язык не поворачивается, потому что эти люди наделены таким доверием народа. Объяснить такую непримиримость чем- то иным - трудно. Жаль, очень жаль, что главная линия сегодняшней конфронтации пролегает именно здесь.” 
Как мудрый человек и дальновидный политик он внешне не отдает предпочтение никому из них - таково кредо его жизни, поэтому на провокационный вопрос, кого же все-таки он предпочитает, Нурсултан Назарбаев дает уклончивый ответ: "Я уже сказал, что высоко ценю политические и человеческие качества обоих лидеров. Однако конфронтация зашла слишком далеко, и, похоже, надеяться на взаимное примирение уже поздно.
В этой ситуации я отдаю предпочтение той стороне, которая обеспечит государственную стабильность.
Сейчас, кажется, и правые и левые не отрицают, что М. Горбачев является великим реформатором, автором перестройки. Но реформы в опасности, мы стоим перед вполне реальной угрозой наступления еще более жесткой диктатуры, чем былая тоталитарная система. Давайте честно зададим себе вопрос, который, кстати, уже ставился на страницах «Комсомольской правды» философом А. Ципко: «Что нас ждет, когда пройдет чувство удовлетворения от того, что Горбачева сняли?». Думаю, отнюдь не углубление демократии. Важное качество любого политика - предсказуемость его действий. Считаю, этим качеством М.С. Горбачев обладает. Поэтому я очень боюсь резких изменений в высшем эшелоне власти, которые сегодня могут привести к утрате даже тех небольших демократических завоеваний, которые нам дала перестройка.”  Больше всего Назарбаев страшится потерять то, что уже нажито его республикой в период перестройки тоталитарной системы.
Какой вывод можно сделать, оценивая сказанное Назарбаевым? Прежде всего для него важна предсказуемость действий политика, главы государства. По всей вероятности, он и сам желает быть таким, понимая, что не надо напрасно будоражить народ, пугать его своими внезапными выпадами. Мудрость правителя заключается в такого рода правлении, когда его подданные не думают о нем. Это старая истина, которой, к сожалению, не каждый сильный мира сего может следовать в силу разных причин.
К середине 1991 года Назарбаевым много уже было сделано на пути перехода к рынку. Начался процесс продажи квартир в городах, домов на селе, опубликован проект Закона о приватизации. Одним из первых в Союзе Казахстан принял законы о предпринимательстве, о свободных экономических зонах, об охране прав иностранных инвесторов. Изменена и структура управления. Под руководством Президента работает Кабинет министров, все старые структуры министерств заменены Комитетом по государственной собственности, Центральной налоговой инспекцией, Комитетом по антимонопольной политике и поддержке малого бизнеса.
Но Назарбаев понимает, что прежде всего следует делать ставку на молодежь, которая со временем придет к власти, поскольку от этих людей будет зависеть будущее Казахстана. Не удивительно, что он уже в это смутное и неопределенное время создал фонд Президента под названием "Кадры перестройки”, учредителями которого стали крупные предприятия республики. Он преследует благородную цель - направлять молодых людей за рубеж для того, чтобы они обретали новые знания о мире и наращивали свой потенциал, который понадобится для служения своему Отечеству. Конечно, само название фонда говорит о том, что из сознания казахстанцев еще не скоро будет выветрена мгновенная реакция на конъюнктуру дня. Ведь не случайно Назарбаев всякий раз подчеркивает наличие у своего народа консервативности. Отсюда и название: "Кадры перестройки”. ( Вспоминаем - "Ударники социалистического труда”.)
В Казахстане в то время еще были сильными позиции коммунистической партии. Между тем, что делает Назарбаев в своем стремлении к рыночной экономике? Он, понимая и постоянно ощущая прессинг партии, предпринимает все, чтобы изменить структуру партаппарата. Под его непосредственным руководством сокращаются экономические отделы. Отдавая приоритет экономике с ее ориентацией на рыночные отношения, он борется за то, чтобы партийные секретари ее поддерживали. Но в то же время он все острее чувствует их молчаливое неприятие. Да и не мудрено: ведь в сущности предпринимаются попытки подмены одной идеи другой. Коммунистическая партия - единственная, кто выступает против социальной несправедливости. И вдруг - рыночная эко-номика с присущим ей социальным расслоением общества! Не каждый мог принять эту идею. Для старшего поколения она была не нова: когда-то именно с ней покончила коммунистическая партия, определив социалистический путь раз-вития.
Конечно, то, что Нурсултан Назарбаев на посту главы государства встал перед многими проблемами, которые Казахстан не мог решить в одиночку, вынуждало его выходить на пути нового решения в отношении дальнейшей судьбы республики. Советский Союз катастрофически рассыпался. Ему как нико-му другому в Казахстане это было особенно видно. Многим в ту пору казалось, что легче всего выжить в одиночку. Отходила от Союза Прибалтика, колебалась в принятии Союзного договора Украина, сомнения испытывала Белоруссия.
Когда Нурсултану Назарбаеву задавали вопрос: "Вы не раз публично критиковали политику центра по отношению к республикам. В этом смысле слово "центр” персонифицируется с кем-то конкретно? — он отвечал: " Я всегда имел в виду правительство СССР, к сожалению, Рыжков в ходе перестройки так и не смог избавиться от влияния той системы, в которой вырос. Мы, руководители правительств, - я тогда возглавлял правительство Казахстана - говорили, что он смотрит на республики как на цеха ’’Уралмаша”. Хотя в человеческом плане в нем очень много доброго - честность, откровенность, трудолюбие. И желание было у него искреннее - поправить положение. Но именно по вине правительства все возможности смягчить кризис мы прозевали. Словопрения, нерешительность вместо энергичных мер по переходу к рынку. М. С. Горбачев это видел, но согла-шался с пассивностью правительства. Сейчас Кабинет министров новый, и говорить о нем с ходу отрицательно в какой- то мере неудобно - нам полагается поддержать его начинание. И все же. Я Павлову уже говорил: народ должен знать, какие следующие шаги будут предприняты. Ну хорошо, поменяли сто- и пятидесятирублевки - чего, кстати, в программе Основных направлений перехода к рынку и в помине не было. Цены подняли - ладно, к ценам мы давно подошли, тут деваться некуда, программу правительства СССР поддержали. Ну а что даль-ше? Ведь вместе с такой мощной мерой, как радикальное повышение цен, должны незамедлительно последовать другие стабилизационные программы. Во-первых, широчайшая приватизация. Это вопрос номер один. Дальше: что будет с валютой? Что будет с таможенным делом, с пошлиной? Создадим условия, благоприятствующие тому, чтобы к нам вошел иностранный инвестор? Будут ли ему налоговые льготы? Ничего этого Павловым не говорится. Но как же так можно? Огромная страна живет какими-то экспромтами. И хотя новое правительство работает недавно, я прихожу к выводу: нужно правительство народного доверия, которое придет с ясной программой, будет иметь свой мозговой центр, предложит срочные меры выхода из кризиса. Чем дольше мы будем тянуть, ориентируясь на «медленный переход», тем с большими издержками выйдем из этого боя. Надо быстро и смело идти в рыночную экономику.
Народ поймет, надо только предложить ему ясную программу, объяснить, ради каких целей принимаются столь жесткие меры. "  Очевидно, что несмотря на начавшийся процесс разрушения огромного государства, Назарбаев по-прежнему мыслит союзными категориями.
Характерен проступивший в этом году еще один существенный штрих в политике республик. В то время как затягивается подписание Союзного договора, активизируется заключение двухсторонних договоров рядом республик. Но Нурсултан Назарбаев уверен: без Союзного договора не обойтись. На его взгляд, республики не могут выжить в одиночку. Только вместе и только при общей валюте, общем экономическом пространстве. Но в то же время он и не скрывает того, что республики держатся сегодня заодно и потому, что никто из них не желает возвращения к былому диктату. По отдельности к этому стре-миться невозможно - задавят. Вместе можно решить эту проблему.
Назарбаев - с позиций республик - так объясняет этот процесс: "Центру наши горизонтальные связи не нравятся, хотя укрепление их есть не что иное, как стремление защитить экономику республик в условиях разваливающегося механизма управления. Удивляюсь, как можно ничего не предпринимать, чтобы взять управление в свои руки. В прошлом году мы увидели, что поставки не идут, заводы на грани остановки. И пошли на эти межреспубликанские экономические соглашения, чтобы поддержать наши предприятия, свести их между собой, как-то защитить. Сначала заключили договора со средне-азиатскими республиками, потом с Украиной, Россией, Белоруссией. И худо-бедно, но дело пошло! К сожалению, именно с Россией дела идут хуже, чем с другими. Здесь пока области, автономии, края действуют сами по себе, а правительство само по себе. Мы очень заинтересованы, чтобы Россия уцелела, не распалась.
Начиная с Михаила Сергеевича в центре считают, что этими договорами мы просто «делаем политику». Рыжков вообще их не воспринимал, считал чепухой. Примерно того же мнения придерживался и Лукьянов. Но для нас именно эта мера оказалась спасительной, мы на девяносто процентов сохранили связи. А дальше... Я глубоко убежден, что без Союза нельзя, а наши соглашения и есть реальная основа Союзного договора.” 
Думается, Нурсултан Назарбаев не кривил душой, когда говорил это. Слабость центра - вот главная причина разваливающегося Союза. И претензий к нему масса. Вот одни из них. " Возьмем Совет Федерации. Зачем он создан, зачем мы туда ездим? Договорились, пока не выскажем свое мнение по Закону о правительстве, не вносить этот вопрос на обсуждение Верховного Совета. Мы уехали, на другой день документ уже на руках депутатов. Согласовали перечень министерств, которые должны быть обязательно - здравоохранения, обороны, внутренних дел и другие, - а по поводу отраслевых условились, что выскажемся на федерации. Нет, опять решают без мнения Совета Федерации.
А взять референдум. Если уж приняли решение на съезде - мы в Казахстане никогда войну законов не открывали - согласились референдум провести, правда, предложили свою формулировку. Хотя быть Союзу или не быть - должны же решать республики, а не центр! Знали бы вы, что здесь происходило! Каждый день или сам Президент, или помощники звонили: поставь первым вопросом - союзный. Пугали: не будем результаты считать. Я говорю: не считайте, нам самим важно знать мнение казахстанцев. А потом, ведь так решил Верховный Совет республики. Страсти накалились, накануне референдума мне пришлось выступить по телевидению и сказать: ’’Дорогие ка- захстанцы! Считаю референдум вотумом доверия ко мне как к Президенту”. "За” - проголосовало более 94 процентов. ( 1 )
Назарбаев умел настоять на своем. Но и ему случалось попадать в острейшие критические ситуации, каждая из которых любому другому - поведи он себя иначе — могла бы стоить поста.
Наиболее ярким примером такого положения был август 1991 года. Что же явилось, на наш взгляд, причиной августовских событий?
Попробуем, не претендуя на истину в последней инстанции, разобраться в сложившейся незадолго до этого обстановке в стране.
В отличие от Нурсултана Назарбаева, лавировавшего между коммунистами и беспартийными, Борис Ельцин будучи еще в роли Председателя Верховного Совета РСФСР запретил коммунистическую партию в России, издав Указ о департизации.
21 мая на IV съезде народных депутатов РСФСР был принят Закон о Президенте Российской Федерации. Обозначившиеся разногласия между Президентом СССР М.С. Горбачевым и Председателем Верховного Совета РСФСР Б. Н. Ельциным сделали последнего очень популярным политиком в стране. Он сразу же на голову вперед выдвинулся из шеренги соратников. Не случайно выборы первого Президента России расценивались как выбор судьбы республики, ее будущего. Новую президентскую власть россияне рассматривали как правопреемницу парламента. Главное объяснение учреждения такого поста в России основывалось на том, что грядет подписание Союзного договора, призванного придать российской государственности новое направление. Президентом России стал Борис Ельцин. Противостояние двух политиков - Михаила Горбачева и Бориса Ельцина - вошло в новую фазу развития. Мало кто понимал, что борьба против центра выльется, в частности, для России в борьбу против самой себя, так как ослабив себя донельзя после распада единого хозяйственного комплекса, она по-прежнему должна была остаться донором для союзных республик. В то же время ресурсная база обеспечения ее международной деятельности и сферы влияния резко сократится, тем самым зна-чительно ослабнет и ее инфраструктура. Изменится даже ее геополитическое положение, к чему она была совершенно не готова. Не учтя своей специфики, Россия своим противоборством основательно подорвала обустройство своей государственности. Но осознание этого придет только в 1997 году.
Репутация М.С. Горбачева к тому времени уже определилась. По общему мнению, рейтинг его катастрофически упал. Для правых сил он оказался излишне левым, для левых - слишком поправевшим. Поиски компромисса во всем привели Горбачева к одиночеству. Уже в июле 1991 года резко обозначилась его ненужность, он стал лишней фигурой на политической доске. Думается, его излишняя тяга к центризму, желание Угодить (с его же помощью образовавшимся) правым и левым общественным силам и привели к августовским событиям 1991 года.
Сам Горбачев еще в июне этого года, несмотря на все признаки разрушающегося Советского Союза, и не помышлял о том, что близится развязка закрученных в узел событий. Не взирая на разногласия с Ельциным, Горбачев дает одно за другим интервью по телевидению, в печати, где проводит одну и ту же психологическую установку, повторяя вновь и вновь: "Я не мыслю Союза без России. Без нее его просто не может быть. Но точно также Россия нуждается в Союзе.”
31 июля в Москве состоялась встреча Горбачева, Назарбаева и Ельцина. Уже по тому, что в эту тройку лидеров никто больше не был приглашен, можно судить, насколько московское руководство считалось с Нурсултаном Назарбаевым.
Провели они вместе весь день и большую часть ночи. В результате был выработан следующий план: после подписания Союзного договора следовало действовать решительно и смело, не дожидаясь принятия новой Конституции. Решено было сформировать новую власть: провести выборы президента, создать новый парламент, правительство. Назарбаев, будучи наиболее сильным и решительным по характеру в этом трио, внес свою лепту в общее дело, придав динамизм предстоящим действиям президентов. Решили, что премьер-министром нового Союза будет Нурсултан Назарбаев, который тут же выставил условия: эта должность не должна носить декларативный характер, а значит правительство, сформированное им, будет полнокровным и полномочным. Для этого понадобятся новые люди. Как оказалось впоследствии, этот разговор был записан сотрудниками КГБ и стал известен его главе Владимиру Крючкову.
Следует сказать, что в отличие от Бориса Ельцина, Нурсултан Назарбаев был полностью на стороне обновленного Союза. Аналогичную позицию занимали Аскар Акаев и Сапар Ниязов. Ислам Каримов вел свою игру, скрыто подыгрывая разрушительной позиции Ельцина.
В интервью, данном газете "Известия” (11.03.94 г.), Нурсултан Назарбаев скажет об этом так: "Мы пытались спасти единство с теми государствами, которые желали этого. К концу 1990 года только 4 государства были готовы создать новый союз. В том числе Россия, которую представлял Б.Н.Ельцин. Я спросил Горбачева, согласен ли он возглавить наше начинание, если мы создадим вот такое ядро, а потом будем смотреть, кто будет к нему подходить. Но он категорически не согласился, он был уверен, что удержит всех и даже Прибалтика еще передумает. И тогда он начал Новоогаревские переговоры, к которым подключились все российские автономии, нас там сидело человек 5, и получился просто базар”.
4 августа вступил в законную силу Указ Президента России о департизации. ЦК Компартии РСФСР расценило Указ как политический шаг, дестабилизирующий обстановку в стране. Ельцин же прекрасно понимал, что подрубив коммунистическую партию под корень, он тем расчистит поле деятельности для демократов. Ведь это единственная партия, единственная политическая сила в стране, противящаяся капитализации общественных отношений.
5 августа в "Правде” было опубликовано выступление Горбачева, прозвучавшее до того по телевидению, по поводу того, что Союзный договор открыт к подписанию, которое должно, по его предложению, состояться 20 августа. Иными словами, наступало время вхождения Советского Союза в новую фазу развития государственности. Подчеркивалось, что хотя союзная государственность и сохраняется , в то же время создается новое, действительно добровольное объединение суверенных государств, в котором все народы самостоятельно управляют своими делами, свободно развивают свою культуру, язык, традиции. Нурсултан Назарбаев был очень рад, что дело сдвинулось с мертвой точки. Он приветствует, что на союзные органы будут возложены республиками такие важные функции, как обеспечение обороны и безопасности, координация правоохранительных органов, позволяющая защищать права граждан, бороться с преступностью. Конечно, нельзя не заметить, что эти положения внесли существенную коррекцию в "державную” концепцию центра. Долгое время государственность и цивилизация шли рядом и чем выше по значимости было государство, тем больший обнаруживался подъем цивилизации. Рост этнического самосознания заметно изменил ситуацию. Наметилось общее движение к государству - нации, а не как прежде - госу-дарству - суперэтносу.
Пока готовился к подписанию Союзный договор, развернулась общепартийная дискуссия на основе обсуждения проекта Программы КПСС. Основной вывод, к которому многие пришли по мере прочтения проекта, сводился к тому, что очень острым явился вопрос о роли КПСС в новом социально-экономическом пространстве, несущем условия многопартийности. Возникла и проблема обновления всей деятельности коммунистической партии, выработки реалистических программных Целей. Все большее число коммунистов склонялось к мысли, что коммунистическая партия в новых условиях многопартийности должна представить себя обществу как мудрую политическую силу, и что самое важное, - силу демократическую. Она не должна быть тормозом на пути крутых перемен в обществе, вызванных объективной необходимостью привести в соответствие с уже достигнутым в мире культурным стандартом уровень жизни, все параметры экономики. Компартии не следует обольщаться иллюзиями, а надо думать о своей дальнейшей судьбе. По общему мнению, она проигрывает лишь потому, что не хочет становиться демократической. Теперь, по свидетельству Центральной контрольной комиссии КП РСФСР, " партия имеет два течения: одно, поддерживающее курс XXVIII съезда КПСС, курс ее Генерального секретаря, Президента СССР М. Горбачева, сформулированный с учетом уже сегодняшних перемен в проекте новой Программы КПСС. ... Другое: в разных вариантах (небольшевистского течения Нины Андреевой, Инициативного движения, Марксистской платформы и курса, которому привержены иные партийные фундаменталисты) противостоит и съезду партии, и ее Генеральному секретарю.” (2)
Заметим, насколько тонко ставится вопрос о трансформации коммунистической партии. Вроде бы нет ничего особенного в том, чтобы заменить присущие ей идеи другими. И просто удивительно, почему партия сопротивляется этому! Между тем произошедший раскол внутри коммунистической партии свидетельствовал о том, что одни члены КПСС были потенциально готовы к различного рода метаморфозам, а те, кому были дороги именно коммунистические идеи остались на прежних позициях. Последние и препятствовали демократическим преобразованиям в стране.
Страна продолжала жить в дебатах, ничего не подозревая, и ничто не предвещало событий, которые развернулись 19 августа, накануне подписания Союзного договора. Но раскол, а также содержание прослушанного разговора лидеров 31 июля и послужили основой для выступления группы крупных полити-ческих и государственных деятелей СССР.
Утро 19 августа для советских людей началось с неожиданности. По радио и телевидению был передан Указ вице-президента СССР Г.И. Янаева, в котором говорилось: в связи с невозможностью по состоянию здоровья исполнения Горбачевым Михаилом Сергеевичем своих обязанностей Президента СССР на основании статьи 127 Конституции СССР он приступил к исполнению обязанностей Президента СССР с 19 августа 1991 года.
В обращении к советскому народу от имени Государственного комитета по чрезвычайному положению в СССР говорилось о том, что он полностью отдает себе отчет в глубине кризиса, поразившего страну, и в связи с этим принимает на себя ответственность за судьбу Родины и преисполнен решимости принять самые серьезные меры по скорейшему выводу государства и общества из тяжелой ситуации.
Народ растерялся, а в высших эшелонах власти развернулась ожесточенная борьба. Одновременно с обращением к народу ГКЧП был издан Указ Президента РСФСР, который обнародовал следующее:
Считать объявление комитета антиконституционным и квалифицировать действия его организаторов как государственный переворот, являющийся не чем иным, как государственным преступлением.
Все решения, принимаемые от имени так называемого комитета по чрезвычайному положению, считать незаконными и не имеющими силы на территории РСФСР. На территории Российской Федерации действуют законно избранная власть в лице Президента, Верховного Совета и Председателя Совета Министров, всех государственных и местных органов власти и управления РСФСР.
Действия должностных лиц, исполняющих решения указанного комитета, подпадают под действия Уголовного кодекса РСФСР и подлежат преследованию по закону.
Последним пунктом Ельцин выбивал почву у чиновников, пожелавших откликнуться на призыв ГКЧП. Наступившее временное затишье свидетельствовало о том, что страна размышляла, совершая свой выбор.
Вслед за этим Президент РСФСР издал еще один Указ, в котором вице-президент СССР Янаев Г.И., Премьер-министр СССР Павлов B.C., Председатель КГБ СССР Крючков В.А., министр внутренних дел СССР Пуго Б.К., министр обороны СССР Язов Д.Т. объявлялись вне закона и квалифицировались как изменники народа, Отчизны и Конституции.
Советский Казахстан так же, как и все республики, стоял перед выбором. Ситуация была очень сложная, и Нурсултану Назарбаеву следовало совершить свой первый шаг политика.
Он не имел права ошибиться. Он так же, как и другие главы государств, до последнего дня не подозревал, насколько серьезны в стране разногласия между центральной и республиканской властью ."Если касаться всех деталей августовского путча, то не могу пройти мимо нескольких фактов. Они имеют ключевой характер для понимания той ситуации, которая складывалась непосредственно перед путчем и после него. Б. Ельцин накануне тревожного августовского периода был в столице Казахстана, мы вырабатывали общие подходы к формированию обновленного Союза. Результатом нашей встречи стало подписание 17 августа 1991 года совместных заявлений «О гарантиях стабильности Союза суверенных государств» и «О едином экономическом пространстве». Тогда мы выступили с инициативой, которая сводилась к следующему:
1. Обратиться к руководителям всех республик с предложением согласовать время и место проведения рабочей встречи глав пятнадцати суверенных государств с целью обсуждения всего комплекса экономических и социальных проблем, связанных с формированием единого рыночного пространства.
2. Предложить следующую повестку дня встречи:
- выработка концепции экономического соглашения всех республик;
- согласование этапов, сроков подготовки и условий подписания экономического соглашения;
- обсуждение принципов создания межреспубликанского экономического совета и его деятельности незамедлительно после подписания Договора о Союзе суверенных государств.” (3)
"17 августа Нурсултан Назарбаев совместно с Борисом Ельциным принял Обращение к Президенту СССР Михаилу Горбачеву, в котором они дали свою оценку конфликту между Азербайджаном и Арменией и внесли свои предложения по его урегулированию:
Президенту СССР необходимо предпринять энергичные шаги к незамедлительной организации прямых переговоров между руководителями противоборствующих сторон, включая авторитетных лидеров армянского населения Азербайджана и азербайджанского, проживающего в Армении, всех сил, реально влияющих на ситуацию в регионе. При этом следует отказаться от выдвижения каких-либо предварительных условий.
Логика таких действий диктуется нетерпимостью эскалации братоубийственной войны. Президент СССР должен принять в переговорах личное участие, всем своим авторитетом и влиянием обеспечить их безусловный успех.
Если это будет приемлемо для противоборствующих сторон, мы готовы выступить посредниками в организации и проведении переговоров, стать вместе с Вами гарантами выполнения принятых решений. Разумеется, состав посредников может быть расширен.
Содержанием переговоров должен стать весь комплекс спорных вопросов, включая прекращение огня, разъединение противоборствующих сторон и обеспечение безопасности мирного населения. Незамедлительного решения требуют проблемы беженцев из Армении и Азербайджана и определение статуса тех районов, которые они покинули. Конструктивные предложения по начальным этапам урегулирования были недавно направлены руководителям обеих республик.
Мы рассчитываем, что Вы как Президент СССР пойдете на принятие правовых актов, которые будут согласованы в ходе переговоров, а также на отмену указа, приостанавливающего деятельность конституционных органов власти НКАО. Особым решением следует незамедлительно прекратить выполнение Советской Армией каких-либо иных функций, кроме временного разделения сторон в зоне конфликта. Недопустимо использовать Вооруженные Силы СССР для проверки паспортного режима, изъятия оружия, установления контроля той или иной стороны над населенными пунктами. Передача армейского оружия (особенно тяжелого вооружения) силами МВД обеих рес-публик должна быть категорически запрещена.” (3)
Как видно, оба президента накануне выступления ГКЧП были озабочены совсем другими проблемами. Их волновало сохранение территориальной целостности Российской Федерации и Казахстана. " В то время все находились под впечатлением разных планов «обустройства России». Открыто звучали и опасные призывы к перекраиванию границ. Мы совершенно определенно высказались, что не может быть и речи об отторжении территории одной страны в пользу другой.” (3)
Эту договоренность они выдерживали и впоследствии, когда Советского Союза не стало. Впечатление Назарбаева о двух предшествующих августовским событиям днях сводилось к тому, что они были обычными днями, на которые падала напряженная работа. Это были и дни ожидания подписания Союзного договора. "Надо сказать, что 17-18 августа были очень напряженными днями. Мое субъективное ощущение в тот момент: несмотря на обострение политической ситуации в верхах, драматического исхода все же никто не ожидал.
19 августа планировалось подписание союзного договора. В своем выступлении на церемонии подписания протокола между Казахстаном и Россией 16-17 августа 1991 года я сказал журналистам: «...Буквально завтра мы с Борисом Николаевичем вылетаем в Москву, чтобы 20 августа по поручению парламентов республик поставить свои подписи под договором». Но судьба распорядилась иначе.” ( 3 )
Обращение ГКЧП к народу застало Ельцина врасплох. Он заволновался и в душу его закрались подозрения о том, что и Назарбаев в курсе дел. А тут еще непредвиденная задержка самолета в аэропорту Казахстана. Даже оказанное Назарбаевым Ельцину гостеприимство показалось тому странным и вызвало "неясную, безотчетную тревогу”.( 4) Он подозревал всех и вся. Сам Нурсултан Назарбаев в свою очередь был готов ко всему, даже к аресту. Он не мог не понимать, что в числе тех, против кого выступают ГКЧП, был и он, Президент Казахстана. ’’Обстановка тех дней была крайне напряженной, а информации о реальных событиях не было. Наша память весьма избирательна, и мне вспоминается один очень характерный эпизод. Утром 19 августа я вышел из дому и... не увидел своей машины. Честно говоря, тогда был готов ко всему, в том числе и к аресту. Но оказалось, что водитель просто поставил автомобиль в тень и не заметил, как я вышел из здания.
Я попытался связаться с М. Горбачевым, но мне это не удалось. Собрал руководителей республиканских органов. Но во время встречи с ними увидел, что они погружены в оцепенение. Большинство тогдашних руководителей республики сочло необходимым выразить поддержку ГКЧП. Секретари ЦК Ком-партии Казахстана и обкомов, некоторые руководители парламента уговаривали меня не выступать с осуждением ГКЧП. Отдельные чиновники начали выносить портреты М. Горбачева из кабинетов. Как бы ни хотелось сегодня кое-кому это отрицать, но так в действительности было.
Ситуация была очень сложной. Я был уверен в том, что речь
пет о незаконных действиях, тем более возникала масса вопросов относительно М. Горбачева, его поведения в этой ситуации. Напомню также, что буквально накануне я обсуждал с Б Ельциным целый ряд вопросов дальнейшего существования Союза, и наши подходы носили достаточно согласованный ха- рактерД 3 )
Да, Назарбаев оказался перед трудным выбором. Руководители Казахской республики, услышав обращение ГКЧП к народу, проявили необыкновенную лояльность, приготовившись в большинстве своем четко следовать указаниям центра. Трудно их винить в этом, поскольку они привыкли подчиняться цен-тральной власти и еще не были мысленно от нее свободны. Нурсултан Назарбаев отлично это понимал. Конечно, можно было, невзирая ни на что, поступить как Президент Кыргызстана, без раздумья выступить в поддержку демократов. Но Казахстан - не Кыргызстан. На его территории проживает множество различных национальностей, и, как обнаружилось, многие в республике вовсе не стремились к рыночной экономике, не желали превращаться в демократов. Можно было поддержать и ГКЧП, тем более была возможность опереться на большинство сочувствующих им и разделявших их идеи. Но тогда нужно сломать собственное "Я” , перечеркнув свои прежние взгляды на будущее Казахстана. И Нурсултан Назарбаев продемонстрировал миру свои диплома-тические качества, строящиеся на мудрости и политической дальновидности. Он занял максимально гибкую позицию. Он сделал ход конем, когда под его руководством было принято заявление к гражданам Казахстана с призывом сохранять спокойствие и порядок в стране: ’’Дорогие казахстанцы! Посоветовавшись с членами Президиума Верховного Совета и Кабинета министров республики, обращаюсь к вам со следующим заявлением.
В этот крайне ответственный для страны час призываю вас к сохранению спокойствия и выдержки. Сейчас это особенно необходимо, поскольку любое эмоциональное, непродуманное действие со стороны каждого из нас может стать началом тяжелейших социальных потрясений.
Я обращаюсь ко всем гражданам, к представителям всех наций и народностей, населяющих нашу многонациональную республику. В эти дни мы должны в полной мере опереться на накопленный веками опыт дружбы между народами, который всегда был для нас основой единства и взаимопонимания.
Я обращаюсь к трудовым коллективам Казахстана. Сейчас очень важно поддерживать высокую сознательность и организованность. Нельзя допустить хаоса в народном хозяйстве. Особая ответственность лежит на сельских тружениках, в чьих руках судьба урожая, продовольственных ресурсов.
Я обращаюсь к представителям всех политических сил и движений республики. Очень важно отрешиться от сиюминутных разногласий, основываясь на здравом смысле, на чувстве ответственности перед народом, не допустить конфронтации.
Я призываю личный состав частей и подразделений Вооруженных Сил, КГБ и МВД СССР, дислоцированных на территории Казахстана, к верности конституционным нормам, уважению к правам личности и местным органам власти. Хочу особо подчеркнуть, что чрезвычайное положение на территории Казахстана не вводится, вся полнота власти в соответствии с принятой Декларацией о государственном суверенитете и Конституцией Казахской ССР принадлежит советским органам.
Я подтверждаю приверженность политике укрепления суверенитета республики и принципам демократии, единства нашего Союза, выражаю решимость проводить в жизнь начатые реформы. Глубоко уверен в том, что народ Казахстана проявит высокую сознательность, бдительность и сплоченность.” (5) На следующий день, еще раз все обдумав, Нурсултан Назарбаев обнародовал еще одно Заявление: " Я бы выделил два ключевых момента. Во-первых, нет никакого сомнения в том, что экономическая, хозяйственная, да и политическая жизнь государства подошла к той роковой черте, за которой наступал полный и окончательный развал общества. Кстати, именно об этом я говорил на IV съезде народных депутатов СССР, когда крити-ковал М. С. Горбачева за политическую пассивность. За его неспособность твердо проводить перестроечный курс, инициатором которого он был.
Похожие материалы:
Просмотров: 2350

Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Мы в социальных сетях







Сообщества в данный момент находятся в стадии разработки.
Мини-чат

200
Это полезно
             Ежедневные курсы валют в Республике Казахстан          
Вы можете выбрать другой город, если город в информере погоды определен неправильно.