На вершине политического Олимпа. Часть 2 (из 2) - По материалам книги "Нурсултан Назарбаев Портрет человека и политика" - Каталог статей о Нурсултане Абишевиче Назарбаеве.








На вершине политического Олимпа. Часть 2 (из 2)
0

Нурсултан Назарбаев был одним из первых руководителей республик, которому были близки и понятны многие перемены в обществе. Можно сказать, что он был активным приверженцем и экономических реформ, осуществляющихся в стране. Он смело высказывает свою позицию, подчеркивая, что вступив на путь радикальных экономических реформ, мы должны обеспечить на деле условия равноправного сосуществования разных форм собственности. Нет, он еще далек от того, чтобы представить, что в обозримом будущем все основные фонды, вся собственность могут перейти в частные руки. Но он был абсолютно убежден в своей правоте, когда поддерживал в экономике "здоровый плюрализм”, в частности, развитие кооперативного движения в Казахстане. Осторожный политик, он не мог не видеть быстрых темпов разрушения социалистической системы хозяйствования. Он против "крестового похода” на колхозы и совхозы. Он против бездумных действий. Он за анализ сложившейся обстановки и за принятие разумных, выверенных решений.
Но и он, как, впрочем, и другие лидеры Советского Союза, не увидел того, что очень хорошо просматривается на расстоянии, его не настораживал тот факт, что все диссиденты и выходцы Запада в один голос утверждали именно в 1990 -м году, что Горбачев - умнейший политик мира, искусснейший тактик, что он - серьезное явление не только для СССР, но и для всего мира, что если он больше ничего не сделает, все равно останется в истории уникальной личностью. Еще бы, ведь он начал процесс демократизации в стране, иными словами, процесс разрушения советской тоталитарной системы, и это действительно очень важное событие для всего мирового сообщества. В сущности, Горбачева признал мир за то, что тот, сам того не ведая, предпринял попытку реформирования коммунизма.
r
Нельзя не заметить, что наносимые им и его окружением удары по тоталитаризму постепенно вели к разрушению советского государства. Никто еще всерьез не задумывался над этим. Все свято были уверены, что ведут корректировку социалистической системы с целью ее укрепления на новом витке развития общества. И первым, как всем казалось, вполне обоснованным шагом, направленным на укрепление пошатнувшейся государственной структуры, стало введение института президентской власти, образование Кабинета министров.
14 марта 1990 года был принят Закон СССР "Об учрежде-нии поста президента СССР и внесении изменений и дополне-ний в Конституцию (Основной Закон) СССР”. Подписан он был самим М.Горбачевым - Председателем Верховного Совета СССР. А утром 15 марта на внеочередном III съезде народных депутатов СССР были оглашены результаты проведенного накануне вечером тайного голосования по выборам Президента СССР. Из 1878 депутатов, сбросивших свои бюллетени в урны, за Горбачева проголосовало 1329 человек, против -495. Съезд утвердил протокол счетной комиссии по итогам тайного голосования, и первым в истории советского государства президентом стал Михаил Сергеевич Горбачев. Он принял присягу Президента СССР: "Торжественно клянусь верно служить народам нашей страны, строго следовать Конституции СССР, гарантировать права и свободы граждан, добросовестно выполнять возложенные на меня высокие обязанности Президента СССР”.
Волны президентства разошлись по всем республикам Советского Союза.
24 апреля 1990 года Нурсултан Назарбаев избирается Верховным Советом республики первым в истории Казахстана президентом. Одновременно за ним сохраняется пост первого секретаря Коммунистической партии Казахстана. Дав присягу: "Торжественно клянусь верно служить народу нашей многонациональной республики, строго следовать Конституции Казахской Советской Социалистической Республики, гарантировать права и свободы граждан, добросовестно выполнять возложенные на меня высокие обязанности Президента Казахской ССР”, он уже не отступает от нее.
Надо сказать, что став президентом, Назарбаев достаточно жестко проводит свою политику в Казахстане, следуя при этом ленинским принципам. Он говорит о необходимости перестройки и в рядах самой партии, и партийного управления. Он считает: пришла, наконец, пора расстаться с закостенелым самомнением, что КПСС - самая передовая партия на свете.
В то же время Нурсултан Назарбаев стоит на социалисти-ческих позициях и убежден, что делает все для обновления социалистического курса. Об этом можно судить по его статье "Ленинизм и перестройка: за гуманизм и демократию”, посвященной 120-й годовщине со дня рождения В.И.Ленина. В ней он подтверждает свою верность социалистическому выбору, приверженность ленинской концепции: "Не просто возврат к Ленину, а движение вперед вместе с Лениным. Плюрализм мнений - это естественное состояние нормально развивающегося общества. Плюрализм идеологий - вещь сомнительная. Мы - наследники дела Ленина. С ленинского пути мы не свернем никогда”. (10)
Но справедливости ради следует сказать, что к нему все чаще и чаще приходило ощущение дискомфортности, вызываемой усложняющейся обстановкой в стране.
6 июля, в период работы XXVIII съезда КПСС, Нурсултану Назарбаеву исполнилось 50 лет. Обычно этот знаменательный день отмечался присвоением высоких наград. Такова традиция, сложившаяся в советском обществе. Не удивительно, что все первые секретари обкомов КП Казахстана посетили М.Горбачева и попросили присвоить Назарбаеву звание Героя Социалистического Труда. Горбачев не только не мог отказать им, но и сам хотел этого, уважительно относясь к Назарбаеву. Но Назарбаев, узнав, что его хотят наградить, категорически воспротивился этому. "Как я буду выглядеть перед твоими секретарями, которым обещал?” - спросил Горбачев. "Это я беру на себя и проведу с ними соответствующую разъяснительную работу, -заверил Назарбаев Горбачева. - Но при одном условии”. "Каком?” - спросил Горбачев. "У вас, - сказал Назарбаев, - давно лежит мое представление на хорошо известного в стране поли-тического и хозяйственного деятеля Брауна Андрея Георгиевича. Используйте "мою” квоту для него. Он вполне заслуживает этого”. (8)
Назарбаеву не хотелось принимать награду в период, когда страна задыхалась в атмосфере немыслимой путаницы, замешательства, вызванных противоречивыми и лживыми заверениями и обещаниями своих лидеров. "И никто из них уже не мог обещать ничего определенного. Чувство безнадежности охватывало широкие круги общественности. Всеобщая апатия становилась все более опасным феноменом”. Назарбаев все чаще приходит к мысли, что именно нерешительность Горбачева порождает хаос, межнациональные столкновения и кровь, которая обильно окрасила последние месяцы перестройки.
И вот когда все более очевидной становилась профессио-нальная непригодность Горбачева и его окружения, когда на-род с трудом воспринимал критику прошлого, навязшую в зу-бах дикторов телевидения, журналистов центральной печати в то время, когда жизнь становилась все хуже и хуже, руководство СССР решило покончить с социалистической моделью общества. Наконец-то Горбачев отважился назвать вещи своими именами, решив за 500 дней реставрировать капиталистические отношения.
23 мая 1990 года всех руководителей средств массовой информации собрали в зале Кремля. Следовало "безболезненно” для населения СССР сообщить о предстоящем повышении цен. А 24 мая на третьей сессии Верховного Совета СССР Н.Рыжков выступил с докладом "Об экономическом положении страны и о концепции перехода к регулируемой рыночной экономике”. Общество раскололось в оценках происходящего. В нем воцарились растерянность и страх. И только немногие, большей частью теоретики и люди, уверенные, что они не пропадут ни при каких обстоятельствах, испытывали чувство восторга: наконец-то обозначилось реальное движение к рынку. Большинство же людей связало переход к рынку с ростом цен, которые с января 1991 года должны были возрасти в среднем от 50% до 2 раз.
Надо сказать, что хотя депутаты и не согласились вводить эти цены с 1 июля 1990 года, тем более в преддверии XXVIII съезда, однако курс на переход к рынку одобрили. Сразу после съезда КПСС была сформирована группа из 13 человек, которая должна была создать программу перехода к рынку. Срок ей был дан всего один месяц, в течение которого она должна была отдать наработанный материал Верховным Советам СССР и РСФСР для выработки единой концепции перехода к рынку. Результаты работы этой группы на протяжении двух дней, 30 и 31 августа обсуждались на совместном заседании Совета Федерации и Президентского совета. В сущности, поводом к размышлению явились два проекта - один, выдвинутый группой Шаталина, другой - правительством. Решили, что выходить надо с одним проектом, и потому 4 сентября глава правительства РСФСР Иван Силаев выступил с правительственной программой, в основу которой легаа шаталинская концепция "500 дней”. А 11 сентября Верховный Совет РСФСР принял постановление "О Программе стабилизации экономики и перехода к ры-ночным отношениям”, поставив перед фактом два парламента
- союзный и российский. В процессе обсуждения проекта выя-вилось, что никто не хочет воплощать его в жизнь.
Разумеется, процесс демонтажа не мог проходить гладко. Он постоянно наталкивался на сопротивление масс, и, прежде всего, противостояние наблюдалось на идеологическом уровне. Ясно, что разрушение одной системы - это не созидание чего- то нового. Для последнего нужно было время. Но народ, сознание которого было дезориентировано на корректировку социалистической системы, а не на реставрацию капитализма в стране, все более и более роптал. Не случайно Нурсултан Назарбаев в мае 1990 года говорит: "Меня беспокоит покачивание нашего общества то вправо, то влево. Особенно вправо, то есть к тому состоянию, в каком мы совсем недавно пребывали. Это невозможно. Этого не будет”. Последние слова он произносил как заклинание, сам искренне веруя в них. Именно это ощущение нестабильности заставило его еще более жестко требовать от партии поворота к рынку. Между тем, многие партийные "собрания” производили на него удручающее впечатление: "Сидишь на таком форуме и думаешь: а куда, собственно, я попал? На какое собрание, в каком году? Пока иные сидели в окопах, жизнь ушла далеко вперед”. (11)
Все больше ощущалось отставание СССР в области технического прогресса, которое должно было строиться на технологическом обновлении всего хозяйства с выходом его на мировой уровень. Но проект плана и проект бюджета на 1990 год не предусматривали этого прорыва, никто не собирался догонять развитые страны, ссылаясь, что " у нас свой путь”.
Опасения по поводу того, что недостаточно регулируемый рынок ведет к безудержному росту цен, вымыванию дешевых товаров, к социальной нестабильности в обществе, превраща-лись в реальность дня. На рынок повалили потребители, тогда как производители начали уступать свои позиции.
Активный, энергичный Нурсултан Назарбаев не выносил бездействия. Он остро чувствовал, что коммунистическая партия растеряла в условиях однопартийности свои бойцовс-кие качества, обленилась и надеется на "авось”. Вновь и вновь призывает он руководителей партийных организаций республики учиться культуре дискуссий с идейными оппонентами. С большим трудом удается преодолевать инертное состояние современного ему общества. И хотя все чаще приходили мысли о беспомощности центральной власти, он еще не теряет надежды. Он не желал распада Союза.
Такая постановка проблемы вытекала из самой идеологии и практики политики СССР. Истинная картина была таковой: с одной стороны, утверждалось, что СССР - добровольное объединение "свободных республик”, а с другой - он управлялся как жестко централизованное унитарное государство. Контролировала это управление Коммунистическая партия Советского Союза. Нурсултан Назарбаев не хотел, чтобы Казахстаном распоряжались так, как это было прежде. Это справедливое желание человека, увидевшего все несовершенство центральной власти, а главное - ее слабость. Трудно винить человека в том, что он хочет жить и трудиться в сильном, богатом, уважаемом всеми государстве.
Наблюдая, как одна за другой сдаются позиции некогда мощной державы, проявляющиеся в изменениях административно- территориальной иерархии, Нурсултан Назарбаев предпринял свои шаги в этом направлении.
25 октября 1990 года Верховный Совет Казахской ССР принял Декларацию о государственном суверенитете Казахской ССР. "Споры о политической иерархии тесно переплетались с вопросами экономической самостоятельности регионов. Началось активное обсуждение межрегиональных экономических отношений, проблем формирования региональных рынков и выхода на международные экономические связи. Происходили довольно значительные передвижки в плане ориентации рес-публиканских экономик на внутренние потребности, опреде-ленная либерализация режима внешней торговли. Все это за-ложило фундамент значительного изменения отношений центра и регионов, отхода от жесткого иерархического диктата, который доминировал на протяжении многих десятилетий. Трудно представить себе, чтобы в 60-70-е годы вопросы, связанные с собственным выбором межрегиональных и зарубежных экономических партнеров, могли быть допущены в рамках системы. Поэтому мы имеем дело не только с административной, но и сопровождающей ее экономической трансформацией, которая в значительной степени уже изменила систему отношений между центральными и периферийными регионами”. 
Действия молодого политика, его острый ум, принципиальное отношение к миру не остались незамеченными в стране. Более того, популярность его настолько возросла, что был поставлен вопрос об избрании Нурсултана Назарбаева вице-пре- зидентом СССР. Даже москвичи, которых не так-то просто склонить на свою сторону, были очарованы личностью Нурсултана Назарбаева. Ни у кого в стране эта кандидатура не вызывала разногласий и сомнений. В декабре 1990 года на Совете Федерации встал вопрос о вице-президенте. Президент Узбекистана Ислам Каримов предложил на эту должность Назарбаева, который, по его мнению, лучше других сумеет найти общий язык с республиками. Его поддержали все - и Кыргызстан, и Туркменистан, и Таджикистан, и Татарстан. "Но я не знал, что у Михаила Сергеевича другие мнения, ему нужны были удоб-ные люди, хотя имел все основания надеяться, что он и ко мне относился неплохо. Но он хорошо знал мой критический на-строй”.
На заседании Совета Федерации никто не спрашивал его мнения. Тогда он сам в конце заседания встал и сказал: "Дорогие товарищи, огромное вам спасибо за то, что предлагаете. Во-первых, вице-президента пусть выбирает президент, ему с ним работать. Во-вторых, я... должен приехать домой, спросить парламент, который меня избрал, пленум ЦК должен собрать, у них спросить”. После заседания Горбачев, пригласив Назарбаева в кабинет, сказал: "Ладно, давай будем думать”. Назарбаев ответил прямо: "Михаил Сергеевич, конечно, вы будете думать и все учитывать, но я... не смогу работать у вас вице-президентом только по поручениям президента. Если вы будете думать -доверять ли мне, то и мне надо думать. Я еще не знаю, дам ли я добро или нет. Я даже подготовился выступить прямо на съезде: если вы доверяете мне быть вице-президентом, то вице-президент должен быть одновременно и главой правительства. Ему должны быть отданы все прерогативы. И не просто главой правительства, а я бы хотел получить вотум доверия от всех парламентов республик, а не от этого съезда. Я не могу под прессом этого съезда работать и осознавать, что меня уберут в любой момент. Для проведения реформ нужны такие полномочия”. Выдвигая варианты, необходимые ему для нормальной работы, Назарбаев заранее знал, что они не будут приняты Горбачевым.
На съезде Горбачев пригласил членов Политбюро в комнату и объявил: "Я остановился на Янаеве”. Все поддакнули. Назарбаев открыто сказал ему: "Михаил Сергеевич, не делайте этого. Подберите другого человека”. И даже назвал фамилию Гу- ренко. Он обрадовался подобному исходу с ним. Был декабрь 90-го года, все понимали, куда идет дело. "Я считал, что я могу много сделать именно здесь, в Казахстане, а не где-нибудь”. (13)
Очевидно, что события, назревавшие в стране, не могли не беспокоить Горбачева. С одной стороны, он желал укрепления своей власти такими людьми, как Нурсултан Назарбаев. Тот пользовался авторитетом среди своих соратников, обладал ясным умом, умел и, главное, не боялся принимать решения. Конечно, история не терпит сослагательного наклонения. И тем не менее: если бы Назарбаев стал вице-президентом, то этот волевой человек сумел бы укрепить позиции Горбачева не только в Азии, но и в Европе, так как он представлял собой и человека высокой европейской культуры. В нем органично сочеталось восточное и западное. Пожалуй, в этом смысле он был наиболее приемлемой кандидатурой. Но, видимо, Горбачев не хотел иметь рядом такого неординарного человека, так как понимал, что им будет нелегко.
Поддаваясь напору людей, окружавших его, в один голос рекомендовавших на этот пост Нурсултана Назарбаева, Горбачев, внутренне противясь этому решению, испытал чувство облегчения, когда сам Назарбаев в беседе с ним подтвердил все его опасения. В силу своих внутренних качеств Горбачев шел навстречу своей политической гибели. Назначив на пост вице-президента Янаева, не пользовавшегося уважением у знавших его людей, человека еще более слабого и нерешительного, чем он сам, Горбачев тем самым подписал себе приговор.
Между тем в республике Нурсултан Назарбаев был назван "Человеком года”. Россияне, с большой симпатией относясь к Назарбаеву, мысленно видели уже его на посту вице-президента СССР. Всем импонировала свойственная ему независимость суждений, твердость в отстаивании позиций, нестандартные подходы к проблемам. Его начали воспринимать как последовательного политика, реально оценивающего взаимодействие центра и республик. Известный писатель, депутат Борис Олейник так выразил к нему свое отношение: "Президент Казахстана хорошо сражается за свой народ, но не забывает и об интересах других. Это и есть интернационализм, который мы оплевали”.
Советское общество раскололось во мнениях. Борьба за суверенитет разгоралась. Время, когда реформирование политической системы СССР путем ее децентрализации, как настаивал Назарбаев (перераспределения компетенции центральных и местных органов власти, особенно в сочетании с развитием рыночной экономики, не приводящее к взрыву "нового национализма”) - быстро и безвозвратно уходило. И чем больше выявлялась замедленность и вялость действий центра в деле обновления Союза на новой основе, тем больше обострялись проблемы межнациональных отношений. Инициатива переходила на местный уровень.
"Центр использовал три разных способа контроля над территориями... Этот контроль во многом носил не национальный характер, а заключался во взаимодействии разных ступеней иерархии управления. Контроль центра над периферийными регионами обеспечивался путем сложного административного деления страны. Сложившаяся административно-территориальная структура СССР... имела свою четкую логику. Она заключалась в том, что система... позволяла быстро и эффективно проводить те или иные управленческие решения. Контроль проходил по военной, политической, административной, судебной и главное, - по партийной линии. Созданная в годы сталинизма, административная система являлась одним из опорных, базовых, цементирующих элементов страны... Второй способ контроля центра над регионами состоял в экономической по-литике, которая базировалась на единой форме собственности, финансовой системе, транспортно-экономической структуре и экономическом механизме... Наконец, третий способ контроля центра над периферией - это культурная интеграция, которая обеспечивалась двумя мощными инструментами: идеологической обработкой сознания и языковой политикой.”  В преддверии IV съезда народных депутатов все три способа контроля центра были нарушены, подточены изнутри. В сущности, на IV съезде народных депутатов Горбачев, с одной стороны, попытался реставрировать прежний контроль над территориями, поставив вопрос о наведении в стране порядка, а с другой, - продолжал расшатывать эту систему отношений проповедуе-мым им курсом на рыночную экономику.
Но что бы ни предпринимала команда Горбачева, все ее распоряжения и постановления блокировались уже в самой России. И не удивительно: шла невидимая народу жесткая борьба за власть между Горбачевым и Ельциным, между Президентом СССР и Председателем Верховного Совета РСФСР. Убедительный пример: 31 октября Верховным Советом СССР был принят закон об усилении ответственности за спекуляцию. Тут же из недр Верховного Совета РСФСР вышла команда - "Не исполнять”. Парадокс! И основанием явились не слабость или несвоевременность этого закона, а то, что порожден он был, якобы, другим государством(!).
Несмотря на первоначальное блокирование идей, группа академика Шаталина, разработавшая концепцию "500 дней”, была убеждена, что для реализации ее нужна жесткая власть, так как осуществлять ее в стране, охваченной разбоем, полу- гражданскими войнами, неподчиняемостью подчиненных и параличом властных структур, практически невозможно. Сле-довательно, необходимо срочно создавать механизм, который бы позволил Президенту, не нарушая закона, по многим важнейшим вопросам принимать решения самому. Группа настраивала Горбачева на то, чтобы он сумел договориться с руководителями республик действовать согласованно, решительно и жестко. Весомым аргументом было и то, что все в стране нуждаются в железной дисциплине. Иными словами, Шаталин сумел убедить Горбачева в необходимости усиления власти.
На состоявшейся 18 сентября IV Сессии Верховного Совета СССР были заслушаны доклад А.Аганбегяна, выступления С.Шаталина, Л.Абалкина. Предваряя дискуссию, Горбачев произнес речь, в которой, как всегда, попытался скрыть нарастающие противоречия в обществе. Говоря о сохранении Союза как многонационального государства, основанного на принципах добровольности, равенства и сотрудничества суверенных государств, Горбачев в сущности готовил себе роль координатора их действий. Сам того не подозревая, он запустил в союзную систему разрушительный элемент "суверенности”, и результат не заставил себя ждать. В сентябре активизировались силы, не принимающие его политику. Все чаще звучали лозунги "Долой правительство”, "Распустить Верховный Совет”, "Распустить съезд народных депутатов”, "Долой Президента”.
Это накладывало отпечаток на его действия, заставляя де-лать поспешные выводы и предложения. Растревожив советс-кое общество, он жевал одну и ту же фразу о консолидации сил с целью перехода к рынку, не понимая, что именно рынок и не устраивал многие слои этого общества. М.Горбачев в растерянности отчаянно заметался. На IV съезде народных депутатов он пытается перехватить инициативу у руководителей союзных республик. Горбачев настаивает на том, что необходимо навести порядок в стране. Он пытается быть твердым, подчеркивая, что власть должна быть жесткой, что наведение дисциплины, контроля за исполнением решений помогут обрести нормальное существование всем народам, населяющим Советский Союз. Он предлагает на рассмотрение съезда свое видение новой структуры власти: в руках Президента будет сосредоточена вся власть. Он лично будет руководить Кабинетом министров, объединять и координировать деятельность всех высших союзных органов власти и управления. В этом он видит преодоление рассредоточения сил, параллелизма. При таком раскладе закономерно вытекает необходимость введения поста вице-президента, имеющего свои обязанности и одновременно выполняющего конкретные поручения Президента.
В сущности это была попытка Горбачева реставрации авторитарной власти в стране. Депутаты прекрасно поняли его.
Выступая на IV съезде народных депутатов СССР, Нурсул-тан Назарбаев жестко ставит перестроечный вопрос, который, по существу, уже является свидетельством перерастания рамок "социалистического выбора”. Он снова требует от центра действий, а не деклараций. Но не тех, что были представлены Горбачевым на съезде. "Позволю себе еще раз использовать метафору, столь полюбившуюся многим парламентским корреспондентам. Да, мы вновь, уже в четвертый раз, собрались на нашем довольно вместительном и оттого, наверное, слишком тихоходном, неповоротливом корабле. Если раньше политическое море лишь волновалось, то сейчас штормит. И очень крепко. Стоит ли удивляться, что, глядя на неуверенность рулевого, часть команды пытается перехватить управление, изменить курс, другая - спешит к спасательным шлюпкам, надеясь продолжить плавание автономно, третья - полна надежд вернуться к старым берегам, от которых мы не так уж далеко и ушли. Свидетельство тому - оживление среди бывших соратников Брежнева”. (14)
Назарбаев подчеркивает, что трудно верить Президенту СССР, который, провозгласив курс на перестройку тоталитар-ной системы, теперь демонстрирует отход от своих позиций, тогда как его соратники только начали ощущать всю полноту его нововведений. В выступлении Назарбаев делает упор на то, что командно-административная система далеко не сломана, не следует предаваться этой иллюзии. Жесткая диктаторская хватка центрального аппарата ничуть не ослабла. Ни о каком суверенитете там не хотят знать. По-прежнему внешнеэкономическая деятельность и попытки республик заработать валюту блокируются. Еще раз он заостряет внимание присутствующих на том, что никто не может согласиться с узаконенным грабежом: 95 процентов заработанной валюты надо отдавать центру.
Действия же Совета Министров СССР, по мнению Назарбаева, связанные с введением фиксированных оптовых цен на сырьевые ресурсы, с повышением закупочных цен на сельхозпродукцию и новым порядком налогообложения, вообще можно сравнить лишь со скрытой диверсией. Негатив состоит в том, что правительство отдает розничные цены на усмотрение регионов. Он понимает, почему это делается: слишком непопулярны среди населения любые "игры” с ценами. Переложив груз ответственности на плечи республик, центр тем самым дает толчок к произрастанию в них спекуляций, поскольку в Казахстане будет одна цена в силу его специфики, в Узбекистане - другая, в России - третья.
Нурсултан Назарбаев называет правительственную программу перехода к рынку реанимацией мертворожденного. Он считает, что даже тоталитарная система выгодно высвечивается в этих условиях, так как никогда не брала на себя ответственности вступления на новый путь развития без подготовленных заранее позиций.
С горечью произносит Нурсултан Назарбаев следующие слова в адрес Горбачева: "Не могу согласиться с такой политикой, когда страна захлебнулась сладкой патокой красивых слов о демократизации и уже пошла побираться по богатым столам Европы в поисках хлеба насущного. Униженный и оскорбленный народ вправе спросить с вас, Михаил Сергеевич, с вас, Николай Иванович, где же плоды обещанной модернизации нашего машиностроения и столь широко разрекламированной конверсии? Где конкретные результаты намеченной в свое время программы научно-технического прогресса? Где 77 миллиардов рублей, выделенных на развитие переработки сельскохозяйственной продукции? Эти практические шаги, с которых мы начинали перестройку, были абсолютно верными, однако благие пожелания, как в песок, ушли в политический треп. Сегодня лучшие инженерные умы, самые квалифицированные рабочие оборонных предприятий озабочены выпуском обычных кастрюль. Наверное, я не раскрою большую государственную тайну, если скажу, что КГБ СССР подготовил выставку простейших товаров народного потребления, выпускаемых на Западе. Спасибо товарищам, выставка действительно смотрится с большим интересом. Но если уж госбезопасность стала заниматься такими делами, то зачем нам нужен аппарат Совета Министров! Стыдно и больно говорить об этом..."
Видно, что даже Нурсултан Назарбаев, лидер большого государства, доведен до отчаяния. Что уж там говорить о простых людях. Человек действия, он устал от громких слов, от обещаний. В то же время он видел, что СССР движется к рас-паду, и раскрывает истинную причину стремления республик к суверенитету: чем меньше надежд на Советский Союз, тем больше проявляется тяга к самостоятельному плаванию по волнам перестройки.
"За последнее время немало иронических стрел выпущено по поводу так называемого "парада суверенитетов”. Да, ’’па-рад” состоялся, но глубоко ошибаются те, кто видит в нем лишь выражение местничества, сугубо амбициозных интересов и не замечает глубинных причин, вызвавших этот процесс. А причины - в параличе центральной власти, в эгоизме ведомств, не желающих и никогда не согласящихся поступиться своими диктаторскими правами. Отсюда и развал экономики, и рост преступности, и кровь межнациональных конфликтов. Можно ли бросать камень в республики, которые пытаются хоть каким- то образом оградить себя от дестабилизирующей политики центра? Можно ли обвинять их в сепаратизме только за то, что они проявляют нормальное чувство самосохранения при надвигающемся хаосе?
Скажу больше. Привыкнув за минувшие десятилетия к организующей роли центра, мы упустили момент, когда декларации о суверенитете могли бы принести максимальный эффект, остановить лавинообразный процесс распада горизонтальных связей. Сегодня республики не могут более ждать, они действуют самостоятельно, берут ответственность за Союз на себя. И в этой их политической и экономической самостоятельности заключен единственно возможный путь нормального развития каждой республики в отдельности и одновременно всех республик вместе.” (14)
Но произнося эти слова, Назарбаев отдает себе отчет и в том, что нынешние республики существенно отличаются от тех, какими они были еще несколько десятков лет назад, а потому вполне могут существовать и самостоятельно. Нет, он еще не настаивает на этом, но из его выступления уже видно, что духовно он готов к такого рода функционированию. "Я, например, не склонен паниковать, когда слышу о том, что наш Союз, дескать, разваливается. Не склонен также очень уж винить за это и центр. И знаете почему? Потому что рано или поздно нечто подобное должно было произойти. Здание с неправильно заложенным фундаментом долго не устоит. Первый ветерок здравого смысла, подувший в апреле 1985-го, это нам доказал. Верный по сути ленинский проект нашего общего дома осуществлялся никудышными прорабами. Ведь не республики объединились вокруг центра, а центр «привязал» республики к себе. Вот и происходит теперь объективный процесс распада.
В то же время возникает новый Союз - самое, пожалуй, свет-лое событие в наших далеко не веселых буднях. Я имею в виду подписание договоров между республиками, в которых признается суверенитет друг друга, подтверждаются сложившиеся границы, устанавливаются самые эффективные - прямые экономические связи и координируются интересы сторон. Уверен, что эти документы - и есть основа нового Союзного договора, фундамент и несущие конструкции нашей обновленной федерации, за которые выступает Казахстан”.
Нурсултан Назарбаев не был одинок в своих стремлениях. Ему вторил и Борис Ельцин, подчеркивая, что для кого-то словосочетание "обновляемый Союз” не больше, чем ширма для косметического ремонта все той же командно-бюрократической системы, а в основе отношений между центром и республиками все то же имперское мышление. Республики - это все равно что маленькие дети, их можно больно шлепнуть по рукам, как Литву, например, можно конфетку дать - за хорошее поведение, выделить многомиллионный кредит в частности. Главное, что есть дядя, который все знает, все за всех решает, его и надо во всем слушаться.
Чувствовалось, что вопросы, поднимаемые на съезде, были настолько наболевшими, что Михаил Горбачев понял: следует срочно предпринимать решительные действия.
В связи с тем, что съезд народных депутатов неоднозначно среагировал на выступление Президента, а также в связи с нарастающими национальными движениями и политическим плюрализмом, центр в лице Горбачева вынес на рассмотрение съезда предложение - провести по всей стране референдум, чтобы каждый гражданин высказался "за” или "против” Союза суверенных государств на федеративной основе. Результат референдума в каждой республике и явится окончательным вердиктом. Что касается выхода из СССР, то он может быть осуществлен только на основе соответствующего закона, при непременном учете всех аспектов этого сложного политического и социально-экономического процесса.
Итак, конец года был ознаменован решением пересмотреть Союзный договор, а также провести референдум, чтобы народ сказал свое решающее слово. Ничто, казалось, не предвещало новых потрясений на фоне происходящих событий.
Нурсултан Назарбаев осуждает резко обозначившуюся борьбу за власть между Михаилом Горбачевым и Борисом Ельциным. Он видит, как еще больше ослабевает страна, раздираемая противоречиями между этими политиками.
Выступая в объединении "Минский тракторный завод им. В И. Ленина” и на встрече с коллективом Академии наук Белоруссии, Горбачев вновь заявляет о том, что на сегодняшнем этапе необходима эффективная исполнительная власть. Вместе с тем становится очевидным и то, что он как всегда не может довести дело до конца. Он хочет полноты власти, примерно такой, какая была когда-то у Генерального секретаря, но так как этого сделать уже невозможно, он занимает позицию флюгера, говоря о будущем Союза. Подчеркивая, что выбрал правильный путь, согласившись на реформирование Союза, Союзного договора, он подтверждает новые полномочия республик, вследствие чего они чувствуют себя полнокровными хозяевами.
Между тем немного ранее Борис Ельцин в прямом эфире по Центральному телевидению уже сделал заявление о том, что отмежевывается от политики Горбачева и резко выступил против Коммунистической партии Советского Союза. Больше того, он пришел к мысли о необходимости создания хорошо организованной партии левых сил на основе демократической платформы. Поддерживающие его россияне также были настроены решительно: Россия устала быть одновременно и метрополией, и колонией центра, истощаемой другими колониями. Если Россия не выйдет из СССР - реформы обречены на провал. Все чаще русская интеллигенция при обсуждении возможных вариантов Союзного договора стала обращаться к вопросу: приведет ли распад Союза к равноправию наций? Выступил с национальным прогнозом А.И. Солженицын, назвав СССР ’’империей”. В ответ посыпались возражения, которые можно было бы не приводить, но именно эта вызревающая в недрах перестройки психология русской интеллигенции и сыграла свою решающую роль в распаде СССР. Вот один из образцов типичных рассуждений интеллигента, размышляющего по поводу будущего устройства государства: "Обычно империи служат интересам господствующих наций и не бывают без колоний. Если так, то непонятно, когда всем нынешним бедам придается исключительно однонациональная окраска. Можно было бы понять русский колониализм, если от этого процветала хотя бы одна русская нация.
На самом деле она в первую очередь оказалась более и чаще других измученной и разоренной, может быть, и по причине своей огромности. Хотя не отличалась своей более просветленной жизнью и никакая другая советская нация. Более того, каждая из них ныне убеждена в том, что именно ее обкрадывали все и со всех сторон.
Видится лукавство, когда борьба против империи выдается за демократизацию национального вопроса, освобождение его от пут командно-административной системы, марксистской догмы и т.п.
Отметим: ни один здравомыслящий человек, трезвый политик, ни одна партия, ориентированная на демократию и прогресс, никогда не оспаривали и не подвергали сомнению ( во всяком случае в заявлениях) тезис - все нации должны быть свободными и иметь право на самоопределение.” ( 15)
Выразителем подобных настроений этой части населения России стал Б.Н. Ельцин. В сущности он проделал то же, что и каждый глава республики, только, может быть, более решительно, пользуясь прежними правами "старшего брата”. Но резонанс, последовавший вслед за его делами, привел уже к непредсказуемым последствиям.
Пока недальновидный и нерешительный М.С. Горбачев критиковал демократов, лозунги которых, по его мнению, используются для прикрытия далеко идущих замыслов, родившихся ”в чужих научных центрах и в чужих головах, ” пока высказывали свое мнение ортодоксальные коммунисты, пока настороженно размышляли о предстоящем Референдуме, Борис Ельцин собирался с силами, чтобы нанести еще один сокрушительный удар по тоталитарной системе, а точнее сказать, по ее руководителю.
19 февраля 1991 года Борис Ельцин в телеинтервью по Центральному телевидению открещивается от политики Михаила Горбачева. Больше того, он ратует за отставку Михаила Горбачева как президента и передачу его полномочий Совету Федерации. Это была борьба на уровне личностных взаимоотношений, так как каждый из них персонифицировал в себе противоборство двух общественно-политических сил, движений. Ельцин олицетворял так называемое демократическое движение в стране. Горбачев же занимал странную позицию: сказать, что он поддерживал и представлял коммунистов, нельзя. Скорее всего он пытался охватить весь советский народ. Но он совершенно упустил из виду одно обстоятельство: нельзя отнимать веру У людей, ничего не дав взамен. Лишив советский народ веры в идеалы коммунизма, он в их глазах совершил преступление.
Исходя из такого понимания причин провала политики Горбачева можно сказать, что в этой ситуации всегда находятся люди, не нуждающиеся в вере, люди, для которых очень важна научная картина мира, знания. Речь идет об интеллигенции. Бесспорен факт, что идеи демократии вызревали именно в этой среде. На нее и опирался Борис Ельцин, швыряясь лозунгами о правовом государстве и подлинном народовластии. Российская интеллигенция, всегда недолюбливавшая власть, а особенно авторитарную, выдвинула на первый план один из факторов противостояния диктатуре: борьбу республик за свой государственный суверенитет. Суперзвездным лидером в ней стал Борис Ельцин.
Символизируя собой наиболее прогрессивную часть насе-ления России, которая стала называть себя "демократами”, Ельцин аккумулировал в себе и ее чувства, а, следовательно, возненавидел Горбачева открыто. Первым легальным проявлением этого чувства и было данное им Центральному телевидению интервью: ’’...Россия смогла жить по своим законам, если бы Россия могла реализовать принятые законы, если бы не было блокирования республиканских органов со стороны центра, - все это сказывается прежде всего на работе предприятий, положении людей, работе местных органов. Я считаю моей личной ошибкой излишнюю доверчивость к президенту... Я предупреждал в 1987 году, что у Горбачева есть в характере стремление к абсолютизации личной власти. Он все это уже сделал и подвел страну к диктатуре, красиво называя это президентским правлением. Я отмежевываюсь от позиции и политики президента, выступаю за его немедленную отставку, передачу власти коллективному органу - Совету Федерации”. (18)
Узнав об этом заявлении Бориса Ельцина, Нурсултан Назарбаев понял, что начался новый этап жизни страны, и ему нельзя самоустраняться, если он не хочет потерять обновлен-ный Союз.
Началось стремительное скольжение вниз огромной махи-ны под названием Советский Союз. Анализируя настроения, взгляды Ельцина и людей, стоящих за ним, можно сказать, что по своей сути они оставались авторитарными. Для них все, кто думал: иначе, были врагами, по принципу фейербаховского Христа: кто не за меня - тот против меня. Не удивительно, что демократы в лице Ельцина требовали демократии немедленно, сейчас же.
Выступление Ельцина взбудоражило и союзный, и россий-ский парламенты. На второй же день вышло Постановление Верховного Совета СССР "О выступлении по Центральному телевидению 19 февраля 1991 года Председателя Верховного Совета РСФСР Б.Н. Ельцина”. В нем пунктом первым было отмечено, что содержащиеся в выступлении положения и при-зывы, направленные на замену законно избранных высших ор-ганов власти страны, немедленную отставку Президента СССР, входят в противоречие с Конституцией СССР и создают в стране чрезвычайную ситуацию. Общее мнение депутатов сводилось к тому, что Ельцин тем самым выступил и против единого экономического пространства, где гармонично сочеталось бы волеизъявление населения всех республик и регионов, что это настоящий призыв к гражданской войне, что после такого выступления поставлена на карту судьба Союза. Но раздавались и очень осторожные голоса: Ельцин произнес то, что другие боятся сказать открыто, он стоит на позиции суверенизации республик, а Президент - на позициях унитаризма.
Итак, стрелка политического барометра в начале 1991 года все больше склонялась к шкале "буря”. Суверенизация республик повлекла за собой череду изменений, сделавших межнациональные отношения проблематичными.
В мартовском интервью газете "Аргументы и факты” Нурсултан Назарбаев представил свое видение проблем, волную-щих население огромной страны. Он видел, что его мнение интересует мыслящих людей, и со свойственной ему искрен-ностью честно отвечал на поставленные вопросы. Народ вол-новал подписанный Казахстаном договор с Украиной. Он рас-ценивал его шагом к предстоящему Союзному договору. Нур-султан Назарбаев еще раз высказал свою точку зрению на Союз, подтвердив, что не мыслит себя без него. Он считает, что если кто-то говорит, что республики могут выжить в сложившейся ситуации поодиночке, то это политиканство. В который раз Назарбаев проводит свою мысль о том, что поправить положение можно только держась вместе: при общей валюте, общем экономическом пространстве.
Оценивая выступление Бориса Ельцина по телевидению 19 февраля, Нурсултан Назарбаев не скрывает, что и у него есть претензии к главе государства. Об этом он всегда открыто и прямо говорил и в личных беседах, и на съездах. Между тем, та постановка вопроса, которую высказал Борис Ельцин, на его взгляд, может стимулировать негативные процессы в стране, находящейся в кризисном состоянии. Неуместно выступление Ельцина, по мнению Назарбаева, еще и потому, что идут переговоры по новому Союзному договору. Опасность в том, что они могут не состояться.
Нурсултан Назарбаев не видит в выступлении Ельцина нужных республикам конструктивных предложений. Он против того, чтобы страну возглавил Совет Федерации: у того просто нет таких полномочий. Кроме того, если не будет общего руководства, центра, республики должны будут, следуя за Ельциным, войти в Российскую империю. Нет, для Нурсултана Назарбаева как главы Казахстана, это было совершенно неприемлемым. Он считает, что пора прекратить политические раздоры и подумать, наконец, о судьбе СССР на новом уровне. (19)
Характер и тон вопросов Назарбаеву показал: в стране все были убеждены, что Казахстан — самая стабильная рес-публика в СССР. Всех интересовало, за счет чего это дости-гается. Общее мнение сводилось к следующему: такая ситу-ация возможна лишь при условии, если главе республики просто верят.
Гордясь успехами своего народа, он подчеркивает, что за-нят поиском разумной для Казахстана модели хозяйствования, которая легко бы накладывалась на его социально-экономическую почву. С этой целью он создает Высший экономический совет, в который входят видные экономисты разных стран. Назарбаев убежден, что для разработки программы действий нужны люди, знающие рынок не только по учебникам. Но в то же время это вовсе не означает, что Казахстан будет копировать модель Запада один к одному. В интервью газете "Комсомольская правда” он обращает внимание на то, что движение к рынку Казахстана часто вызывает критику со стороны М.Горбачева, который, как правило, говорит об этом не прямо, а намеками: "Некоторые прельщаются западными идеями”. Такова его реакция на приглашение Назарбаевым в Высший экономичес-кий совет Казахстана зарубежных специалистов. Нурсултана Назарбаева шокирует, что М.Горбачев, не способный эволю-ционировать сам, не признает этого и в других.
Но жизнь не стоит на месте, а вместе с ней меняется и сам человек, его взгляды на жизнь, подвергаются корректировке убеждения. В отличие от "стойких марксистов”, Назарбаев - сторонник эволюции личности. И поэтому со временем его взгляды на жизнь претерпевают трансформацию. Да, отход советского общества от идей социализма привел и его к пересмотру прежних жизненных ценностей. Но он не надеялся, что кто- то создаст Казахстану благоприятные условия для дальнейшего развития. Нет, под его руководством целенаправленно разрабатывается оптимальная программа приватизации, перехода к рыночным отношениям. Он прекрасно понимает, что одно только провозглашение суверенитета республики - это иллюзия, если не будет соответствующим образом реорганизована структура экономики страны. Для того, чтобы самим осуществлять свою политику, нужны банки, валюта, таможенный контроль. Пока же все это в руках центра.
В этих и последующих интервью Назарбаев не изменяет себе. В отличие от тех, кто с симпатией или антипатией отно-сился к Горбачеву или Ельцину, он не признает ни ненависти, ни дружеских отношений между главами государств. Для него единственно важными являются интересы своей страны, бла-гополучие народа, ради которого он и делает первые шаги на президентском пути в заманчивый мир большой политики. 

Похожие материалы:
Просмотров: 768

Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Мы в социальных сетях







Сообщества в данный момент находятся в стадии разработки.
Мини-чат

200
Это полезно
             Ежедневные курсы валют в Республике Казахстан          
Вы можете выбрать другой город, если город в информере погоды определен неправильно.