Идти на встречу друг другу
0

Не новость, что мудрые идеи часто витают в воздухе. Гениальные и приземленные, житейские и с сумасшедшинкой. Откуда, когда приходит озарение, почему оно избирает именно твою голову - тайна, покрытая мраком. Иногода мрак рассеивается, если мы видим, что человек до изнеможения истязает свой мозг, мысли его клокочут беспрестанно и он рано или поздно наткнется на суперидею. И она со временем будет не только его детищем...
Кто-то из великих еще в средние века сказал: «Покой и слава никогда не спят в одной постели». Мечтать о славе, стремиться к славе
- ничего в этом зазорного нет. Но когда она становится идефикс - жди беды.
Эту мысль мне подарил бывший пресс-секретарь бывшего президента РФ Б. Ельцина. Выступая по телевидению перед многомиллионной аудиторией, г-н Костиков поведал о первых шагах Ельцина, когда он занял кабинет Горбачева. Борис Ельцин передвигался по роскошным апартаментам, хмурился, прикидывая, видимо, какой мебелью украсить «его» кабинет, и тут услышал голос своего клеврета. Пресс-секретарь сказал:
- Борис Николаевич, теперь над вами никого нет.
Когда до Ельцина дошел смысл сказанного, он воскликнул:
- Да, никого! Ради этого, понимаешь, стоило жить!
Горбачев ушел, чтобы «дать жить» другому функционеру. Вот так реализовал свою идефикс Б. Н. Ельцин. Я и десять лет назад, и сегодня ни разу не хлопну в ладоши в связи с «победой» Ельцина. Потому как «беловежские пущисты» вопреки всенародному референдуму, ратовавшему за обновленный Советский Союз, за одну ночь по бревнышку раскатали великую державу.
Кремлевский переворот, а точнее изгнание с престола словоохотливого первого президента СССР, не могло и не получило поддержки миллионов сограждан некогда великой супердержавы и прежде всего тех, кто отвечал за судьбу своего народа. I, II, III, IV съезды депутатов предприняли отчаянные попытки, чтобы, если не сплотить, то хотя бы склеить порушенное государство. Конечно, с учетом новых реалий. Повсюду проходили всевозможные совещания, форумы, саммиты, принимались сотни решений и резолюций, призывающие к экономическому сплочению, не разбегаться друг от друга, как после взрыва мощной бомбы. Мы срослись, сплавились за семь десятилетий, и нельзя, чтобы сегодня почки жили отдельно от печени, ноги зашагали в разные стороны... Мы едины и прежде всего экономически едины, и время для полного размежевания еще не пришло.
Умнющие резолюции, рекомендации принимались, но все меньше охотников находилось претворять намеченное в жизнь. И еще один характерный синдром проявился в этот период. Местечковые правители почувствовали вкус власти. Дескать, Москва далеко за нами и мы теперь не члены и не в составе какой-нибудь союзной делегации, асами по себе премьер-министры и президенты.
И загремели по всему миру салюты наций, поротно и побатальонно замаршировали встречающие высоких гостей гвардейцы, во дворцах короли и президенты милостиво приветствовали малознакомых правителей из неведомых стран. Воистину, как говорят эфиопы: «Лучше сезон дождей, чем сезон вождей».
А народ нищал. От Бреста до Курил.
Великий Фирдоуси учил: ты пройди сначала «сквозь боль и радость». Я давний сторонник Нурсултана Абишевича. Ценю его за то, что через свою сталеварскую робу он пропустил пуды жгучей соли. И за то, что он трудоголик. И за то, что он крайне тяжело пережил «развод по-советски». И за то, что он первый в СНГ понял, что этот развод отбросил назад и на многие годы экономику всех без исключения республик. И он - да простится мне этот избитый штамп! - костьми ложится, чтобы наладить, восстановить нормальные партнерские отношения со всеми регионами Страны Советов.
В двух словах я рассказал о маниакальной идее Б. Н. Ельцина. Есть реальное и весьма перспективное предложение и у нашего Президента - это построение Евразийского союза. Долго она витала в воздухе и, наконец, выстроилась в огромную и весьма конструктивную мысль.
Впервые свой план построения Евразийского союза (ЕАС) Нурсултан Назарбаев обнародовал в Королевском институте международных проблем, в который его пригласили выступить с лекцией в рамках официального визита в Великобританию ранней весной 1994 года.
На столь почтенное собрание Н. А. Назарбаева пригласили еще и потому, что в Лондоне помнили слова Маргарет Тэтчер, премьер-министра, «железной леди», которые она сказала о нашем Президенте.
«Сегодня мир знает, - сказала она, - пять или шесть влиятельных политиков, среди них Н. Назарбаев».
В более подробном изложении идея Евразийского союза прозвучала на собрании профессорско-преподавательского состава Московского государственного университетта имени М. В. Ломоносова. Как потом признавался казахстанский лидер, трибуну МГУ для своего «сообщения чрезвычайной важности» он выбрал потому, что там его слушателями должны были стать крупнейшие ученые, составлявшие гордость науки экс-СССР. Предлагая создать на обломках империи новую интеграционную структуру, он считал принципиально важным для себя заручиться поддержкой этих хорошо известных всему миру людей.
Здесь правомерно задаться вопросом: а для чего вообще потре-бовалось затевать всю эту канитель с планом создания нового меж-государственного альянса? Ведь на обширных постсоветских просторах к тому времени вроде бы существовало СНГ, созданное вскоре после денонсации союзного договора и объединившее все бывшие советские республики, за исключением стран Балтии.
К тому же Назарбаеву, наверняка, было заведомо ясно, что стре-мительно набиравшие вес и влияние политики демократической ори-ентации, которые к тому времени играли ведущие роли на политических подмостках ближнего зарубежья, скорее всего, воспримут это предложение в штыки. Ибо даже куда более скромные идеи они с треском проваливали, если усматривали в них даже малейший намек на возможность «реставрации империи».
Я думаю, что причин тому существовало несколько. Причем все они были настолько серьезные, что без труда перевесили соображения сиюминутной целесообразности, политической конъюнктуры «текущего момента». И даже сегодня, спустя шесть лет после выступления Нурсултана Абишевича в актовом зале высотного здания университета на Воробьевых горах, эти резоны, как мне представляется, отнюдь не утратили своей политической и общественной значимости.
Обобщив сделанные в разное время и по разным поводам выска-зывания казахстанского лидера, соединив их причинно-следственны- ми связями, можно с известной степенью точности воспроизвести побудительные мотивы, подвигнувшие его на этот шаг, столь непопу-лярный в глазах «демократической аристократии» - новой политической элиты СНГ.
И все-таки какими агрументами оперировал наш Президент, буквально покорив своих слушателей? Он сказал:
- В течение трех веков казахи и русские жили бок о бок. Не раз они объединялись для отражения внешней агрессии, скрепляли совместно пролитой кровью узы взаимной приязни. Да, наверное, у наших народов были поводы и для взаимных обид - жизнь есть жизнь, и в книге под названием «История межэтнических отношений», к сожалению, имеются не только светлые страницы. Но что характерно, никогда эти обиды не становились доминантой в историческом поведении и общении казахского и русского народов. Наоборот, между двумя этносами все время шел интенсивный обмен культурными, духовными и нравственными ценностями, способствовавший взаимному познанию и их обогащению.
Необходимость жить вместе и толерантно относиться друг к другу хорошо пронимали лучшие сыны казахского народа. «Слова назидания» великого Абая, пронизанные чувством самой искренней симпатии к русскому народу, содержат страстный призыв к соотечественникам учиться у соседей, поддерживать с ними добрососедские отношения. Те же чаяния не раз высказывали Чокан Валиханов, Ибрай Алтынсарин, Джамбул Джабаев, Ильяс Джансугуров и многие другие великие дети Степи, по праву являющиеся «властителями дум» нескольких поколений казахов.
С распадом СССР мы лишились не только тоталитарной казармы, но и, так сказать, неплохо обустроенного советского пансионата, в котором сообща, в тесноте, но не в обиде, жили в течение нескольких десятков лет. Эта традиция совместного проживания и привычка к общинному быту стали важными составляющими элементами массового сознания народа.
Причем общность людских судеб вовсе не означала их казенного единообразия, и этого не в состоянии понять и принять воспитанные в духе рафинированного индивидуализма европейцы. А означало это взаимовыручку, готовность подставить свое плечо и вовремя прийти
на помощь соседу. Война с фашизмом была выиграна за счет сопряжения усилий всех республик, казахстанскую целину поднимала вся страна, разрушенный землетрясением Ташкент восстанавливали тоже всем миром.
Само осознание того, что повсеместная поддержка друг друга, без которой, казалось, у нас нет будущего, безвозвратно канула, пропала, и для сотен тысяч людей самых разных национальностей это стало настоящей трагедией.
Мы потеряли Родину. В принципе, паспортный штамп о прописке особой роли в судьбах людей не играл. В любое время каждый из нас мог сравнительно легко сменить место своего обитания. И многие охотно меняли «юг на запад, а север на восток», даже если для этого приходилось произвести тройной или четверной обмен жилплощади.
Но в тысячу раз больше было тех, кто никуда ехать не стремился, пусть даже его «малая» родина была за тридевять земель от постоянного места жительства. А зачем? Ведь куда ни приедешь, везде та же, до мелочей знакомая жизненная среда, разве что чуть-чуть приправленная региональной спецификой да сдобренная малой толикой местного колорита. А если все же вдруг одолеет охота к перемене мест, - пожалуйста, поезжай куда хочешь, чинить препятствий никто не станет.
Тем сильнее оказался испытанный всеми нами шок, когда, проснувшись как-то поутру, мы вдруг поняли, что «большая» Родина, еще вчера пролегавшая «от Москвы до самых до окраин», рассыпалась в прах, а от «малой» многие из нас теперь отторжены государственными границами.
Эти тревога, растерянность и сумятица в умах и сердцах людей, помноженные на вполне объяснимое беспокойство за собственное будущее и завтрашний день детей, стали главной причиной такого, ранее не характерного для Казахстана феномена, как массовый отток населения. Сегодня, на рубеже тысячелетий, мы знаем, что только за период с 1992 по 1994 год из республики выехали 1 миллион 125 тысяч человек. За последние десять лет отрицательное сальдо миграции не только полностью поглотило естественный прирост населения, но и превысило его более чем вдвое. Причем самый пик отъездов пришелся на 1991-1995 годы.
И покидали-то Казахстан не какие-нибудь залетные сезонники, которых в народе пренебрежительно называют «перекати-поле», а те талантливые, знающие и мастеровитые люди, чьим многолетним и неустанным трудом была создана значительная часть материальных богатств республики.
На исходе 1991 года многим «реформаторам», прежде всего, сла-вянским лидерам, не терпелось отправить свои, ставшие суверенными республики в автономное плавание. При сути, к любой интеграции эти деятели испытывали аллергию, и если все же согласились участвовать в создании Содружества Независимых Государств, так только затем, чтобы чуть-чуть сгладить то потрясение, которое испытали многие их соотечественники в результате стремительного развода братских республик. Стоит ли удивляться тому, что наспех сколоченный и торопливо спущенный на воду ковчег СНГ с самого начала оказался без руля и ветрил. Трудно себе вообразить более аморфную и инертную структуру. К 1994 году в ее бюрократических недрах родилось около полутысячи всевозможных нормативно-распорядительных актов и других документов, регламентирующих самые разные аспекты взаимодействия молодых независимых государств. Но, увы, почти ни одно из начинаний так и не было реализовано. Таким образом, интеграционные ожидания бывших советских граждан пропали втуне.
Распад Союза не только замедлил экономическое развитие новых суверенных государств, - он отбросил их далеко назад. Десятилетиями складывавшиеся межхозяйственные связи, буквально пронизывавшие каждый уголок огромной страны, были враз перерублены, такие важные факторы экономического роста, как межреспубликанская специализация и кооперация, межрегиональное разделение труда, тоже перешли в область воспоминаний и грез.
В то время как государства Европейского союза активно внедряли в жизнь европейцев экю, ставший предшественником нынешнего евро, Россия провела денежную реформу, объявив рубль исключительно лишь российской валютой. При этом, вопреки многочисленным обещаниям, пускать своих соседей в так называемую рублевую зону Москва не стала. Удивительно ли, что «кинутые» страны Содружества в спешном порядке стали переходить на «национальные деньги». Новые валюты, понятно, не конвертировались и даже не стыковались друг с другом, а поскольку рубля, как универсального средства взаиморасчетов, к тому времени уже не было и в помине, на рынке товаров и услуг появился новый полновластный хозяин в лице детища товарно-денежных отношений раннего средневековья - примитивного бартера.
Императивом мировой политики давно уже стала интеграция, объе-динение усилий разных стран для достижения общих целей, их стремление к максимальной оптимизации и гармонизации межгосударственных отношений. Чтобы в этом удостовериться, достаточно обратиться к опыту Европейского союза и Парламентской ассамблеи Совета Европы, Лиги арабских государств, межгосударственных объединений в Латинской Америке, на Африканском континенте и в Азиатско- Тихоокеанском регионе. Все эти структуры создаются в целях всестороннего углубления взаимоотношений, поиска наиболее оптимальных путей решения самых сложных политических и экономических проблем.
Разве могут просвещенные евразийцы, каковыми, наверное, считает себя большинство руководителей постсоветских государств, проводить курс на обособление, если даже такой одиозный политик, как глава Ливии полковник Муамар Каддафи, отмечает и приветствует с каждым годом нарастающие в мире интеграционные процессы! По- видимому, им, национальным лидерам Содружества, следовало бы извлечь уроки из наработанного человечеством опыта и, в конце концов, понять, что в одиночку, опираясь только на свои силы, найти нишу в мировом сообществе и мировой хозяйственной деятельности никакому государству не по силам. Хорошо это или плохо, но современный мир живет и развивается по неким универсальным законам, которые никто не вправе произвольно трактовать, а уж тем более - игнорировать.
Как можно понять из разных высказываний Нурсултана Назарбаева, на подготовку проекта Евразийского союза у него ушло несколько месяцев.
Конечно, план усиления интеграции родился не на голом месте. Уверен, что автора вдохновил опыт Западной Европы, которая прошла путь от такого сугубо отраслевого объединения, как созданный без малого полвека назад «Союз угля и стали», к венцу интеграции - Европейскому союзу. А ведь на пути к этой цели у «европейского экспресса» было немало промежуточных «остановок», в том числе и крупная «узловая станция» - Европейское экономическое сообщество, которую многие политики в свое время посчитали конечной.
Бесспорно и то, что работа над проектом ЕАС нө обошлась без скрупулезного анализа доминирующих общественно-политических и социально-экономических процессов на территории Содружества, тщательного изучения законодательной базы молодых независимых государств, а также юридической экспертизы тех документов, которые были приняты главами государств и правительств СНГ, но силы законов, увы, так и не обрели.
Все это позволяет достаточно уверенно утверждать, что предложенная казахстанским лидером программа социально-экономической модернизации новых структур государств, укрепления их стабильности и безопасности на качественно новой интеграционной платформе имела неуязвимую привязку к конкретным политическим, экономическим, историческим и даже географическим условиям.
При этом, как мне представляется, логика нашего Президента была безупречной. «Мало того, что тех же немцев и англичан после войны разделял языковой барьер, - их разделяла еще и взаимная неприязнь, даже откровенная враждебность, сформировавшаяся у людей, сидевших в окопах по разные стороны линии фронта, - не раз подчеркивал он. - Но вчерашние враги нашли в себе мужество пойти навстречу друг другу. Так неужели же мы, долгие десятилетия жившие в одной стране, с симпатией относящиеся друг к другу и свободно общающиеся посредством русского языка, имеем меньший интеграционный потенциал, чем граждане Германии и Великобритании?»
За счет мощной энергетики, содержащейся в подобного рода ар-гументации, и был, наверное, задуман, просчитан и вынесен на суд современников детальный план создания Евразийского союза.
Как предполагалось в проекте, в ЕАС должны были войти если не все, то какая-то часть бывших советских республик. Само собой под-разумевалось, что интеграция станет привлекательной целью для граждан стран СНГ, независимо от их убеждений, политических и нравственных приципов. Гарантией тому было то простое обстоятельство, что сближение государств и концентрация их усилий предпринимались, в первую очередь, для совместного преодоления глубокого экономического кризиса, скоординированного проведения радикальных социальных и общественных реформ.
Обязательными условиями членства в ЕАС должны были стать со-блюдение участниками альянса ранее заключенных ими соглашений, взаимное признание государственно-политических институтов, тер-риториальной целостности и нерушимости границ друг друга, отказ от каких-либо форм давления в межгосударственных отношениях, не-медленное прекращение военных действий между собой, если таковые кем-то из них велись.
Тщательно проанализировав весь комплекс проблем, с которыми постоянно сталкивалось, набивая себе синяки и шишки, большинство экс-советских республик, Нурсултан Назарбаев предложил четыре приоритетных направления совместной работы - хозяйственно-эко- номическое, гуманитарное, оборонное и экологическое. И в этом про-сматривались свойственные ему прагматизм и трезвый расчет. «Чем дольше мы будем пытаться решать данные проблемы «по-своему», - не уставал повторять Президент, - тем глубже будет разделяющая нас трещина и, значит, тем медленнее наши республики будут продвигаться к поставленной цели».
Наиболее успешно экономические проблемы можно было бы решать в условиях общего экономического пространства. Дабы создать реальные предпосылки для его возникновения. Нурсултан Абишевич заложил в проект ЕАС такие структуры, как комиссии по экономике, сырьевым ресурсам, межгосударственным финансово-промышленным группам и совместным предприятиям, фонд по делам экономического и научно-технического сотрудничества и межгосударственный арбитраж. Практически задействовав все эти механизмы, полагал он, страны-участницы ЕАС получат рычаги эффективного влияния на многие экономические процессы.
После обретения суверенитета необходимость сохранения и при-умножения гуманитарного наследия оказалась как бы на периферии внимания молодых республик. Совместно созданные науку, культуру и образование постигла та же печальная участь, что и единый народ-нохозяйственный комплекс: они оказались «по справедливости» по-деленными на пятнадцать «суверенных» частей и теперь почти не ока-зывали воздействия на ход общественного прогресса. Поэтому в качестве одного из приоритетов в деятельности Евразийского союза проект предлагал воссоздание общего для стран-участниц информационного, научно-образовательного и культурного поля, восстановление сотрудничества между субъектами будущегр союза во всех гуманитарных сферах.
Одной из главных опасностей или, как принято теперь говорить, рисков, которые угрожают всем нам сегодня, в «круглом» 2000 году, являются международный терроризм, религиозный экстремизм и региональные межэтнические конфликты. Но ведь именно об этом еще шесть лет тому назаД предупреждал лидеров суверенных государств Президент Казахстана. Поэтому первоочередной проблемой среди тех, с которыми уже столкнулись или вот-вот должны были столкнуться страны - члены СНГ, в проекте названа необходимость укрепления их национальной безопасности и сохранения территориальной целостности. «Члены Евразийского союза, - писал он, - могли бы обезопасить себя и своих соседей, заключив между собой ряд соглашений. Обеспечить защиту национальных границ и стабилизировать ситуацию в конфликтных регионах вполне по силам всем заинтересованным государствам путем их согласованного подхода к проблемам обороны».
Наконец, все более актуальной для стран Содружества становится проблема экологической безопастности. Последствия проведенных ранее ядерных испытаний, а также функционирование неядерных военных полигонов, непрекращающаяся работа АЭС, загрязнение окружающей среды промышленными отходами, неразумная водохозяйственная и мелиоративная деятельность - все это вело к дальнейшему нарушению природного баланса в разных регионах бывшего СССР. Поскольку работа по сохранению экологического равновесия и среды обитания человека требует многомиллионных инвестиций, вести ее в одиночку никому не по силам. Однако, как считал наш Президент, объединив усилия в рамках новой интеграционной структуры, которой должен был стать Евразийский союз, эти вопросы можно было решать достаточно эффективно.
«В конечном счете, - отмечал он в одном из выступлений того времени, - самым главным для людей, находящихся у руля государственного управления, должно стать обеспечение запросов и потребностей граждан. Надо позаботиться о свободе их передвижения по территории СНГ, беспрепятственном общении с родными и близкими, реальной, а не декларативной возможности выбирать по собственному усмотрению место жительства и работы. Словом - о создании в обществе обстановки психологического комфорта. По мне, это гораздо важнее, нежели политическая конъюнктура, амбиции государственных лидеров или перманентная борьба политиков за влияние на электрорат».
Надо прямо признать, что проект ЕАС вызвал в странах Содружества неоднозначную реакцию. Граждане бывшего Союза, многие миллионы из которых после развала страны волею обстоятельств оказались за пределами своих национально-территориальных образований, встретили его с нескрываемым облегчением. «Наконец-то нашелся ответственный политик, предлагающий не укреплять заборы между нашими государствами, а строить в них калитки!»- таков был лейтмотив большинства высказываний, звучавших из уст простых людей.
Полное одобрение он получил и в научной среде - об этом свиде-тельствует немало фактов, в том числе итоги проведенной в Алматы научно-практической конференции, посвященной идее евразийства, в которой приняли участие видные ученые-обществоведы и политологи из разных стран Содружества.
Совсем иначе отнесились к проекту представители политических элит СНГ. Егор Гайдар, Леонид Кравчук, Станислав Шушкевич, Мир- че Снегур, Геннадий Бурбулис, Андрей Козырев, Владимир Шумейко, Павел Грачев, Сергей Шахрай... Наверное, читатели уже успели забыть добрую половину этих людей, которые еще шесть лет вершили большую политику внутри СНГ и за его пределами. Так вот, их реакция на предложение о создании ЕАС разнообразием не отличалась и вполне укладывалась в две короткие фразы - категорическую: «Ни за что!» и лениво-равнодушную: «А зачем это надо?».
Будем, однако, смотреть правде в глаза: главным оппонентом Нурсултана Абишевича в вопросе о Евразийском союзе оказался политик более чем могущественный - сам российский президент! Если бы Борис Ельцин поддержал план наращивания интеграции, его легко и просто можно было трансформировать в программу конкретных действий. Но Б. Н. «умыл руки», что было расценено его окружением как команда: «Ату!».
Позиция Кремля стала окончательно ясной, когда некоторые влия-тельные газеты России в один голос стали обвинять Назарбаева в том, что исповедуемая им интеграция грозит резко ограничность суверенитет постсоветских государств. А посему все интеграционные усилия казахстанского лидера есть ни что иное, как плохо замаскированные попытки реставрировать советскую империю!
Налицо была явная передержка, ибо никакая интеграционная идея, будь она трижды перспективной и многообещающей, не смогла бы понудить Назарбаева поступиться независимостью своей страны. Нет, не грезил он империей и не метил в императоры - просто пытался экстраполировать на постсоветскую действительность опыт Западной Европы. Вернее, ключевой для членов ЕС постулат: «Идти так далеко, как это позволяют механизмы альянса, но ни коем случае не посягать на основы национальных суверенитетов».
И что же, спросит заинтригованный читатель, привыкший гармонию поверять алгеброй, значит, на планах создания Евразийского союза теперь можно поставить крест?
Ни в коем случае, ответим мы, ибо евразийская идея, похоже, живет и развивается. В пользу этого утверждения свидетельствует тот факт, что на сегодняшний день в рамках Содружества создано или находится в процессе создания сразу несколько межгосударственных интеграционных институтов, в которые входят и европейские, и азиатские республики.
Во-первых, это Таможенный союз в составе Беларуси, Казахстана, Кыргызстана, России и Таджикистана, которому казахстанский президент дал многозначительное название «5+N», имея в виду, что он всегда открыт для приема новых членов.
Я отвожу этому альянсу первую строку в «интеграционном реестре» не из соображений хронологии (он самый «старый» после собственно СНГ), а исключительно потому, что «блок пяти» давно зарекомендовал себя как вполне дееспособный, обладающий огромным созидательным потенциалом институт сотрудничества. Об этом говорит сама проблематика, над решением которой он работает. Например, участники 19-го заседания Интеграционного комитета Таможенного союза, состоявшегося в марте-апреле 2000 года рассмотрели пакет вопросов, связанных с завершением формирования режима свободной торговли. Насколько это важно для экономик входящих в данный союз государств, по-моему, объяснять не надо.
Впрочем, не меньшее значение для развития наших хозяйственных комплексов имело бы решение и других проблем, постоянно находящихся в сфере внимания пяти интегрированных государств. Они настолько важны и глобальны, что премьер-министр Казахстана Касым- жомарт Токаев в беседе с журналистом «Независимой газеты» не исключил возможности того, что в будущем Таможенный союз сменит свое сугубо функциональное наименование на более широкое, политическое название - Евразийский союз. Естественно, с добавлением целого ряда политических функций.
Во-вторых, среди прочих интеграционных структур заслуживает упоминания Центрально-Азиатский союз, который теперь принято называть Центрально-Азиатским экономическим сообществом, - в него вошли Казахстан, Кыргызстан и Узбекистан.
В-третьих, немало наших сограждан приветствовало двусторонний альянс России и Беларуси, решивших создать единое союзное государство.
В-четвертых, есть еще блок ГУУАМ, объединивший Грузию, Украину, Узбекистан, Азербайджан и Молдову.
А в-пятых, в-десятых, в-пятидесятых, в активе новейшей интеграции - никем не считанные «чемоданы» с двусторонними договорами и соглашениями, напрямую заключенными друг с другом государствами - членами Содружества.
Собственно говоря, случилось то, что и должно было случиться. Давайте вспомним, ведь предложенный Нурсултаном Назарбаевым проект предусматривал поэтапное вхождение государств в ЕАС и признавал вполне правомерной и юридически корректной интеграцию не только на многосторонней, но также на двух- и трехсторонней основе. Больше того, в документе прямо говорилось о вполне реальной перспективе возникновения на территории бывшего СССР нескольких полюсов интеграции, что совсем не противоречит основополагающим принципам Содружества.
А почему бы и нет? Ведь, например, существование такой интег-рационной структуры, как Бенилюкс, куда, как известно каждому школьнику, входят Бельгия, Голландия и Люксембург, совсем не мешает ни Европейскому союзу, членами которого эти три государства являются, ни более представительным структурам - ОБСЕ или Парламентской ассамблее Совета Европы.
Таким образом, здание Евразийского союза, как наиболее приемлемой формы сосуществования постсоветских государств, постепенно строится, но не напрямую, как того требует «проектно-сметная документация» и как, быть может, хотелось большинству из нас, а исподволь, путем создания промежуточных интеграционных структур.
Но темпы и качество этого строительства могут претерпеть значи-тельные изменения после смены политического руководства России, которая, и это охотно признает Нурсултан Назарбаев, должна, наконец, стать локомотивом интеграции.
26 марта вместо больного и инертного Бориса Ельцина президентом Российской Федерации был избран молодой, энергичный, полный амбициозных планов и замыслов Владимир Путин. И это вселяет в сторонников углубления постсоветской интеграции определенную толику оптимизма.
Почему? Да потому, что в условиях усиливающегося осуждения мировой общественностью войны на Кавказе Россия просто вынуждена будет создавать новые альянсы - как военно-политические, так и экономические. Путин, конечно, понимает, что самых верных и последовательных союзников можно найти только в бывших советских республиках, некоторые из них уже успели познать, что такое терроризм, и ради успешной борьбы с ним вполне готовы к всестороннему расширению взаимовыгодного сотрудничества.
К тому же, несмотря на почти десятилетнее существование стран Содружества в «автономном режиме», в российском обществе все еще присутствует ностальгия по почившему в бозе Союзу. Игнорировать эти настроения человеку, заручившемуся поддержкой без малого пятидесяти трех процентов голосов российских избирателей, было бы по меньшей мере недальновидно.
Наконец, новый глава государства Российского обязан принимать в расчет интеграционные настроения тех двадцати пяти миллионов русскоговорящих людей, которые после развала СССР стали вдруг гражданами иностранных государств. А ведь в представлении многих из них, как, наверное, и в нашем с вами представлении, предлагаемый казахстанским Президентом Евразийский союз - это плот, который выдержит любую бурю.
Да и просто хочется верить, что молодому российскому лидеру вполне достает эрудиции и здравого смысла, чтобы грамотно разобраться в современных мировых тенденциях, все более отражающих интеграционные идеи.
А как с «колокольни» сегодняшнего дня оценивает идею Евразийского союза сам автор проекта - Президент Казахстана Нурсултан Назарбаев? В интервью газете «Российская Федерация» он сказал следующее:
- Жизнеспособность любого объединения определяется, прежде всего, его позитивной составляющей. В ней должны сконцентрироваться глубоко осознанные долгосрочные приоритеты развития. Суть идеи Евразийского союза как раз заключается в переходе от вынужденного единства на уровне совместных защитных рефлексов к добровольному, каждым в отдельности точно выверенному союзу в созидательных целях.
Евразийский союз не подменяет СНГ. Это разноуровневые подходы. Но в данном случае речь идет о принципиально более высоких ориентирах, основанных на учете глобальных исторических, цивилизованных, геопологических, научно-технических процессов и являющихся ответом на вызовы грядущего века.
В целом идея ЕАС представляет собой отражение одного из возможных вариантов развития исторического процесса на постсоветском пространстве. Для меня предпочтителен этот вариант, других он может не устраивать. Но продуктивность идеи Евразийского союза проявляется уже в том, что она отложилась в головах, стала фактором научной и политической рефлексии. Не случайно многие предложения стали воплощаться в рамках Содружества».
Как видите, сказано более чем скупо, но ничего не поделаешь: автор лучше знает, какие стороны своего «ноу-хау» высветить, а о каких до поры до времени умолчать. Быть может, это тактическая уловка. В свое время он предложил коллегам-президентам программу действий, озаглавленную «Десять простых шагов навстречу простым людям». «По букве» это был совершенно самостоятельный документ, «по духу» - глава из плана евразийской интеграции. Но поскольку каких-либо ссылок на проект ЕАС там не содержалось, скупые на похвалу лидеры государств - членов Содружества встретили его почти приветливо. А на майской встрече лидеров стран-членов Таможенного союза в Минске он принят к исполнению.
Поэтому предлагаю принять все сказанное Нурсултаном Абишеви- чем к сведению, но при этом пребывать в прежней уверенности относительно неизбежного наступления эры интеграции.
Основные права человека
Свобода слова, свобода выражать свои,мысли и свобода печати
Свобода вероисповедания
Свобода собраний и объединений
Право на равную защиту закона
Право на соблюдение законности и на справедливое суд опроизводство.

Похожие материалы:
Просмотров: 1065

Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Мы в социальных сетях







Сообщества в данный момент находятся в стадии разработки.
Мини-чат

200
Это полезно
             Ежедневные курсы валют в Республике Казахстан          
Вы можете выбрать другой город, если город в информере погоды определен неправильно.